Союз адвокатов россии

Катастрофу Superjet предъявили производителям

08.12.2020
Изображение внутри записи
 
Родственники погибших требуют компенсации от компаний, создавших оборудование для самолета
 
Как стало известно “Ъ”, родственники жертв крушения лайнера Superjet 100, происшедшего в аэропорту Шереметьево 5 мая прошлого года и унесшего жизни 41 человека, обратились с исками о компенсации морального вреда и материального ущерба в суд Парижа (Tribunal Judiciaire de Paris). Ответчиками по нему являются семь иностранных компаний, производивших «начинку» самолета, а также «Аэрофлот» как эксплуатант воздушного судна. Как считают представители истцов, Superjet 100 не соответствовал нормам летной годности по молниезащите и именно поэтому, получив электрический разряд во время полета, не смог успешно совершить аварийную посадку. Отметим, что МАК своих выводов о причинах трагедии еще не опубликовал, а в суде подмосковных Химок уже идет процесс над пилотом Superjet 100, которого Следственный комитет России (СКР) обвинил в неправильных действиях в нештатной ситуации. В суде защита летчика говорит о недостатках шасси самолета, приведших, по мнению адвокатов, к возгоранию топлива, производитель которого также находится в списке ответчиков в Парижском суде.
 
По данным “Ъ”, иск подан Tribunal Judiciaire de Paris от имени родственников 15 погибших пассажиров, а соответствующие судебные повестки уже вручены компаниям, которые названы в списке ответчиков. Среди них семь иностранных (пять французских, немецкая и американская): Leach International Europe, Liebherr-Aerospace Toulouse SAS, Safran Landing Systems, Thales Avionics Lcd SAS, PowerJet, Safran, выступающая на правах компании L'Equipement et la Construction Electrique (ECE), а также Curtiss-Wright Corp. Дело в том, что разбившийся и сгоревший в мае прошлого года при аварийной посадке в Шереметьево Sukhoi Superjet 100–95В хоть и был построен на заводе в Комсомольске-на-Амуре, но значительная часть установленного на нем оборудования была произведена указанными фирмами. Еще одним ответчиком заявлен «Аэрофлот».
 
Как считает российский адвокат родных жертв трагедии Михаил Загайнов, у авиакомпании как владельца воздушного судна есть своя доля ответственности.
 
«Авиакомпания по обязательствам вследствие причинения вреда обязана возместить родственникам погибших пассажиров причиненный моральный и материальный ущерб, и поэтому мы решили объединить в одном исковом заявлении наши претензии как к производителям комплектующих лайнера, так и к "Аэрофлоту"»,— заявил господин Загайнов. Его коллега юрист Давид Кухалашвили уточнил, что работа над подготовкой иска была очень тщательной и заняла более года. По его словам, они «обозначили много факторов, которые привели к трагедии 5 мая 2019 года», и получили заключение видного российского эксперта в области авиационной безопасности — бывшего пилота-инструктора гражданской авиации.
 
Нужно отметить, что на официальные источники при определении возможных причин трагедии опираться пока нельзя, так как МАК на данный момент озвучил лишь предварительный отчет о расследовании, который подтвердил факт попадания во время полета в направлявшийся из Москвы в Мурманск Superjet 100 молнии, приведшей к выходу из строя части оборудования. Напомним также, что СКР обвинил в гибели 41 человека и ранении десятков других командира экипажа разбившегося самолета Дениса Евдокимова. Ему было предъявлено обвинение в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 263 УК РФ). По версии Московского межрегионального следственного управления на транспорте СКР, капитан воздушного судна действовал неверно в нештатной ситуации, заходя на посадку с высокой скоростью. Из-за этого, по материалам дела, подломились стойки шасси, пробившие топливные баки, после чего начался пожар. Дело направили в Химкинский суд Московской области для рассмотрения по существу, однако на днях, как сообщал “Ъ”, слушания пришлось начать сначала из-за смены состава суда.
 
Как заявили “Ъ” представители истцов в Парижском суде, «в результате проведенного исследования было выявлено, что причиной катастрофы стало несоответствие самолета нормам летной годности по молниезащите».
 
А это, как отмечено в иске со ссылками на данные расшифровки полета и мнение эксперта, привело к многочисленным последствиям: отказу в работе УКВ радиостанций, нештатному переходу в минимальный режим управления самолетом (direct mode), сбоям в работе двигателей и т. д. Кроме того, как отметил Михаил Загайнов, при аварии не произошло «опережающего разрушения основных стоек шасси при превышении перегрузки при посадке самолета из-за неправильной работы слабых элементов, а именно штифтов в конструкции основных опор шасси (стойки шасси должны были срезаться и отделиться от самолета, не причинив вреда другому оборудованию.— “Ъ”), что привело к разрушению кессонов топливных баков и, как следствие, вытеканию из них большого количества топлива с последующим возгоранием».
 
По его словам, эти факторы и стали одной из основных причин катастрофы — несоответствие нормам летной годности самолета привело к тому, что были повреждены его системы и оборудование, через которые прошел разряд атмосферного электричества.
 
«В связи с тем, что авиакатастрофа самолета была вызвана выходом из строя большого количества оборудования, мы и решили привлечь к ответственности производителей этих комплектующих, так как они по закону несут ответственность за качество произведенной продукции. В частности, по французскому законодательству "производитель несет ответственность за ущерб, причиненный дефектом его продукта, независимо от того, состоял ли он в договорных отношениях с потерпевшими"»,— сообщил Давид Кухалашвили. Он отметил, что для его коллег это не первый процесс во французском суде по внутрироссийской авиакатастрофе. В 2013 году в Тулузе был подан иск по делу об авиакатастрофе самолета ATR-72 в Тюмени против франко-итальянской компании-производителя, а также российской Utair как перевозчика в качестве соответчика. Как рассказывал “Ъ”, кассационный суд Франции посчитал возможным рассматривать иск на территории республики. «Поэтому мы, обладая обширными знаниями, компетенцией и успешной практикой в подобных делах, в том числе во французской юрисдикции, уверены в успехе»,— заявили “Ъ” адвокаты жертв катастрофы в Шереметьево, отметив, что наличие решения по прошлому иску, обязательного для всей французской судебной системы, позволит и в данном случае сразу начать рассмотрение дела по существу. При этом о суммах требуемых компенсаций юристы предпочитают пока не говорить.
 
Цифры уточнятся во время судебного процесса, а мы можем только сказать, что они будут на порядок больше тех сумм, которые можно взыскать в российских судах по российскому законодательству по аналогичным искам»,— заключили господа Загайнов и Кухалашвили.
 
Между тем на днях о направлении иностранным производителям оборудования Superjet досудебной претензии и подготовке судебного иска во Франции в интересах родственников жертв крушения лайнера заявил и российский адвокат Игорь Трунов. Его претензии также касаются выхода из строя оборудования лайнера, в том числе и проблем с шасси. Кстати, о технических недоработках и системных недочетах лайнера, связанных с пробитием шасси при ударе топливных баков, говорят в Химкинском суде и адвокаты Дениса Евдокимова. При этом отмечается, что в 2018 году при посадке Superjet 100 в Якутске по такой же причине уже происходил разлив топлива, но трагедии тогда удалось, согласно выводам специалистов, избежать благодаря счастливой случайности — льду на ВПП и сильному морозу.
 
В «Аэрофлоте» ситуацию с поданным к компании иском комментировать “Ъ” не стали.
 
В источнике