Союз адвокатов россии

Вооружён значит ЗАЩИЩЁН — Адвокат Игорь Трунов: «Народ готов к легализации КНО, а государство – нет»

12.11.2014
Изображение внутри записи
Президент Союза адвокатов России, доктор юридических наук Игорь Трунов участвовал во многих резонансных делах. Он представлял в суде интересы пострадавших во время терактов в аэропортах, при взрывах и обрушениях домов, в крупнейших авиакатастрофах. Одно из самых широко известных – дело майора Евсюкова. Адвокат рассказал корреспонденту «Вооружен.ру» о пробелах в законодательстве и объяснил, как нужно вести себя при самообороне. 
 
– Игорь Леонидович, как бы вы изменили современные правовые нормы, регламентирующие самооборону? 
 
– Действующее законодательство неоднозначно прописывает институт самообороны. Правовые нормы, ее регламентирующие, достались нам в наследство от Советского Союза и с тех пор почти не менялись. Конечно, изменения нужны. Периодически идут попытки вносить поправки, но за последние годы никто не предлагал ничего внятного. В политической борьбе это болезненная и поэтому всем электорально интересная тема. Во всем цивилизованном мире они звучат по-другому. Человек имеет право не только на самооборону, но и на защиту своего имущества – вот где самая большая пробельность сегодняшнего законодательства. Мы находимся в условиях рыночного государства, где существует частная собственность, а закон – тот советский старый, защищающий только жизнь и здоровье. 
 
У нас часто не квалифицируются эпизоды реальной самообороны, и если кого-то убили – это очень плохо, виноват тот, кто выжил. Но нужно понимать, что здесь не все однозначно, преступники пытаются уйти под институт самообороны. Преступник всегда говорит: потерпевший начал первый, я оборонялся и случайно убил. Наш правоприменитель не ломает голову, тут еще влияет «палочная» система, которая требует, чтобы преступлений завтра раскрыли больше, чем вчера, а взять их неоткуда, это дает определенный брак. 
 
– Вообще, как отразить нападение преступника и не сесть после этого в тюрьму?
 
– Во-первых, нужно знать нормы права, а это сложный институт. Вся концепция сводится к тому, что вред нанесенный не должен быть больше вреда предотвращенного, иначе это могут квалифицировать как убийство, всем нужно это запомнить. Во-вторых, такую сложную формулу нужно в экстремальной ситуации уметь просчитать. И если так получилось, что вы ранили нападающего, нужно позвонить не только в полицию, но и в «скорую», потому что за неоказание помощи предусмотрена уголовная ответственность.
 
– Если самооборона завершилась не ранением преступника, а его гибелью, каковы шансы, что удастся скрыться с места преступления незамеченным?
 
– Я вам должен рассказать способы, как уйти от ответственности? Не могу ответить на эту провокацию. Эксперты-криминалисты недаром едят свой хлеб, вряд ли человеку в состоянии стресса удастся замести все следы. Тем не менее смотрите официальную статистику, которая показывает, что раскрываемость преступлений у нас очень низкая, больше половины преступников уходит от ответственности, здесь накладывают свой отпечаток и коррупция, и низкое качество работы МВД. Полицейских на душу населения в России больше, чем в других странах, а толку от них мало. Нужно повышать эффективность работы – требуется реформа, но здесь пока что мы буксуем.
 
– Как жертва, которая неожиданно стала убийцей, должна вести себя при задержании и дальше? Как в кино – отпираться, скандалить и требовать адвоката?
 
– Буянить не рекомендую, а услугами защиты непременно нужно воспользоваться. Даже если задержанный сам прекрасно знает юриспруденцию. Есть английская поговорка: самый плохой адвокат – это адвокат самого себя. Мы крайне предвзяты к себе, не можем дать критической оценки, поэтому нужно всегда принимать помощь специалиста. 
 
– Во всевозможных «ментовских» сериалах преступнику всегда рекомендуют сотрудничать со следствием. Как это «чистосердечное признание облегчает наказание»?
 
– Тут нужно быть крайне внимательными. «Чистосердечное признание» не всегда то же, что и «сотрудничество со следствием». Сотрудничать со следствием надо в зависимости от ситуации. Как правило, оно ведется с крайне обвинительным уклоном, несмотря ни на что. Если вы оборонялись, а вас обвиняют в умышленном убийстве, то, конечно, не надо соглашаться, вас посадят по статье. Если вы подпишете протокол, то потом уже никак не оправдаетесь. А если вам вменяют самооборону, конечно, нужно сотрудничать.
 
– Сколько лет сейчас можно получить за убийство?
 
– Убийство может квалифицироваться по-разному, в контексте нашей темы беседы по статье 105, части 1 УК РФ  умышленное причинение смерти другому человеку, то есть убийство,  наказывается лишением свободы на срок от 6 до 15 лет.  Статья 107, часть 1 говорит, что за убийство, совершенное в состоянии аффекта  , вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, последует  наказание в виде лишения свободы на срок  до 3 лет. Если же вы оборонялись, то нужно настаивать на статье 108, часть 1 УК РФ – совершенное при превышении пределов необходимой обороны  убийство наказывается лишением свободы на срок до 2 лет либо принудительными работами на срок до 2 лет.
 
– Каким оружием наиболее эффективно вести самооборону?
 
– Конечно, огнестрельное короткоствольное оружие скрытого ношения наиболее удобно. Примеры всех стран, где у людей есть право на оружие, говорят о падении бытовой и уличной преступности. Я за легализацию оружия, но с уточнениями. Сегодня наша страна в целом не готова к легализации короткоствольного оружия. Граждане готовы, а государство – нет. У нас уже легализовано длинноствольное оружие, однако в узком пространстве с длинным ружьем обороняться очень трудно, как оружие самообороны это не лучший вариант. Разумно, что разговор ведется о легализации короткоствола. 
 
– Если не считать несовершенства законодательства о самообороне, в чем еще наше государство не готово к легализации КНО?
 
– У нас хромает разрешительная система, хромает наша бедная медицина – справки выдаются и слепым, и дурным, и пьяницам. Нет никакой системы ответственности, а она должна быть строгой. В цивилизованных странах существует определенная система поручительства, когда за тебя ручаются и в случае чего поручители наказываются реальными санкциями. Сегодняшнее законодательство с его коррупционной составляющей говорит о том, что первыми пойдут покупать оружие и применять его не по правилам те, кого еще не успели запереть в сумасшедшем доме, и тогда нам с вами сильно достанется. 
 Нам необходима стройная система контроля, в том числе и юридический ликбез. Чтобы ответы на вопросы, как себя вести в ситуации самообороны, до и после, от зубов отскакивали, иначе ты не можешь владеть оружием – это как иметь автомобиль, но не знать Правил дорожного движения. Пистолет, как и машина, является средством повышенной опасности. Можно и дров наломать, можно и пользу получить огромную. Так что нужен контроль, которого сейчас нет. Плюсов от легализации КНО, конечно, огромное количество, но чтобы пользоваться этим благом, нам нужны серьезные реформы.
 
– Вы занимались громким делом майора милиции Евсюкова в 2009 году, когда он застрелил в супермаркете двух и совершил покушение на убийство еще более 20 человек. Это ведь камень в огород не сторонников легализации оружия, а наоборот?
 
– Да, добропорядочный человек в России безоружен, в отличие от криминала. Сотрудники МВД, вооружаясь криминальным оружием, сами становятся преступниками, Евсюков этому яркий пример. Напомню, что он получил пожизненный срок – я считаю это нашим достижением, потому что мог бы и вообще уйти от ответственности. Евсюков стрелял из нелегального пистолета, но государственными патронами, состоящими на балансе у МВД. Руководство милиции должно было разделить ответственность с Евсюковым за тот бардак с боеприпасами, их хранением и учетом. Но никто ответственности не понес. Криминального оружия очень много, измеряется оно десятками миллионов единиц, и противостоять ему с пустыми руками будет очень сложно.