Союз адвокатов россии

Условно виноватая

24.04.2015

Изображение внутри записи

Судебный процесс по громкому делу «Оборонсервиса» — о продаже имущества Минобороны по заниженной цене — 23 апреля вступил в завершающую стадию. Накануне Главная военная прокуратуа (ГВП) запросила в суде условное наказание для главной фигурантки дела Евгении Васильевой. Участники расследования восприняли данное решение с недоумением.

В зал суда Евгения Васильева вошла стремительно, не задержавшись для беседы с журналистами, отмечает Bfm.ru. Одета она была по-деловому: в темный пиджак и белую рубашку с черным галстуком. И если в начале процесса фигурантка охотно рассказывала о своих увлечениях — живописи и стихосложении — то вчера воздерживалась от любых комментариев.

Для того, чтобы подвести итог процессу, который начался 10 июля прошлого года, представителям прокуратуры потребовался весь день. По данным источников «Коммерсанта», близких к расследованию, еще накануне прений в Пресненском суде все так или иначе причастные к разбирательству стороны были уверены, что представитель ГВП запросит для бывшего начальника департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой большой и реальный срок. Васильеву обвиняют в организации 12 эпизодов мошенничества с военной недвижимостью на общую сумму около 3 млрд рублей, и в соответствии с ч. 4 ст. 159 УК РФ генпрокуратура могла бы требовать до десяти лет заключения.

Фактически под этот срок, по данным газеты, была написана и прозвучавшая на вчерашних прениях речь представителя ГВП Юрия Хализова. В течение шести часов Хализов и трое его коллег убеждали суд в том, что вина Евгении Васильевой и других фигурантов дела полностью доказана.

Изображение внутри записиКак заявили гособвинители, Васильева, «обманув экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, добилась полного контроля над хозяйствующими субъектами министерства», а выдвинув на ключевые посты в структурах «Оборонсервиса» своих людей, она также добилась того, чтобы все решения по продажам военного имущества согласовывались с нею.

Прокуроры также убедительно доказывали, что именно Васильева была организатором всех сомнительных сделок, и именно она получила от них основную выгоду.

Тем не менее, представитель Генпрокуратуры Вера Пашковская в четверг попросила Пресненский суд Москвы приговорить Васильеву к восьми годам условно со штрафом в один миллион рублей и запретом занимать должности на госслужбе. Предполагаемым соучастникам Васильевой она предложила назначить наказание в виде условных сроков от четырех до восьми лет.

Минимальный срок в виде четырех лет лишения свободы со штрафом в 300 тысяч рублей, по мнению прокурора, заслуживает Максим Закутайло. Для Ирины Егоровой гособвинитель потребовала на год больше — пять лет колонии со штрафом в 600 тысяч рублей. Юрия Грехнева и Ларису Егорину гособвинитель предложила осудить на шесть лет лишения свободы каждого со штрафом в 900 тысяч рублей. Причем Грехнева, считают в прокуратуре, нужно лишить медали «70 лет Вооруженным силам». Каждому Пашковская предложила установить испытательный срок в размере пяти лет.

Изображение внутри записи

Издание отмечает, что с учетом прозвучавших аргументов требование ГВП приговорить Васильеву к восьми годам лишения свободы, а ее подельникам назначить от восьми до четырех лет, выглядело вполне логичным, поэтому оговорка прокурора о том, что наказание будет условным, прозвучала на процессе как гром среди ясного неба.

Источники «Коммерсанта», комментируя решение ГВП, прибегали к таким словам, как «плевок» и «предательство». При этом один из собеседников газеты отметил, что и сами прокуроры были намерены настаивать на реальном сроке, и только вечером 22 апреля один из представителей обвинения по делу на ставший уже традиционным вопрос «Сколько будете просить?» ответил неопределенно: «Завтра будет видно».

Что заставило сотрудников ГВП в один день поменять отношение к фигурантам уголовного дела, неизвестно. Во всяком случае, каких-либо обоснований своего решения на процессе они не привели.

Издание отмечает, что у Васильевой не было смягчающих обстоятельств. Так, она не имеет несовершеннолетних детей и сама давно вышла из подросткового возраста, не переживает «сложных жизненных обстоятельств», не беременна, а инкриминируемые ей преступления никак нельзя отнести к категории случайно совершенных или нетяжких.

Изображение внутри записи«С точки зрения закона и с точки зрения сложившийся практики, к сожалению, я никак не могу объяснить эту просьбу ГВП, скорее, я скажу языком обывателя или, не знаю, языком стороннего наблюдателя: Прокуратура в данном случае умыла руки», — заявил в беседе с «Коммерсантъ FM» руководитель и председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

В Госдуме, в свою очередь, решение ГВП назвали «невероятным кульбитом». «Я крайне удивлен. Можно сказать только одно: это невероятный кульбит, который совершила прокуратура. Сначала они поддерживали обвинение, речь шла о том, что собрана серьезная доказательная база следствием, это говорили представители прокуратуры. Совершенно непонятная ситуация. Развернуться на 180 градусов за несколько часов — это надо просто суметь», — заявил зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Горовцов.

Изображение внутри записи«Такое решение было для меня абсолютно ожидаемым. Было бы странным, если бы ей попросили реальный срок заключения, это свидетельствовало бы о кардинальных реформах российского правосудия», — заявила РИА Новости адвокат Оксана Михалкина. Она предположила, что прокуроры учли личность Васильевой, а также «ее тесные связи с бывшим министром обороны, который сам попал под амнистию».

Адвокат Игорь Трунов, напротив, рад гуманизации прокуратуры, но опасается, что эта либеральная тенденция не распространится на обвиняемых по другим делам о мошенничестве: «Такая позиция прокуратуры — это мечта завтрашнего дня. Я могу только приветствовать, когда предпринимателей, совершивших преступление первый раз, не сажают в тюрьму. Но хотелось бы, чтобы это правило распространялось на всех, а не выборочно. Пока это крайне редкий случай, когда по делу с таким ущербом и таким общественным резонансом просили условный срок».

Изображение внутри записи«Если по таким делам и дальше будут назначать условные сроки — ура, мы разгрузим тюрьмы, мы спасем людей, которые скудно питаются и умирают в лагерях. Но если нет, то можно заподозрить прокурора в предвзятости», — отметил адвокат.

Как заявили, в свою очередь, адвокаты подсудимых, позиция гособвинителей свидетельствует о том, что прокуратура убедилась в невиновности фигурантов, однако отказаться от обвинения не смогла и поэтому предложила компромиссный вариант.

Впрочем, как пишут СМИ, ситуацию еще может скорректировать Пресненский райсуд Москвы, за которым остается последнее слово.

«Если мы вспомним "дело оборотней", то там по ряду персон вообще прокуратура отказывалась поддерживать обвинение, тем не менее, они получили обвинительный приговор, поэтому здесь у суда есть все полномочия для этого, но он находится в непростой ситуации, конечно, в связи с позицией прокуратуры в том числе», — отметил Константин Трапаидзе.

Кроме того, свое слово может сказать и Следственный комитет — если поторопится с предъявлением обвинений по новым эпизодам дела «Оборонсервиса». Напомним, главное военное следственное управление СКР продолжает расследование так называемого второго уголовного дела «Оборонсервиса», состоящего из 34 эпизодов. Обвиняемых по ним пока нет, между тем, по информации издания, как минимум пять из этих эпизодов абсолютно идентичны тем двенадцати, которые обсуждаются сейчас в Пресненском суде.

Речь идет, например, о продаже по заниженной цене здания Главного управления обустройства войск в Предтеченском переулке или гостиницы «Союз» на улице Косыгина. Во всех этих махинациях фигурируют те же подсудимые во главе с Евгенией Васильевой и те же подконтрольные ей фирмы-покупатели.

Напомним, 24 апреля в прениях сторон выступит защита. Адвокаты намерены настаивать на вынесении подсудимым оправдательного приговора. Защитники считают, что действия Васильевой и других фигурантов были законными, а государству не причинили ущерб. Не исключено, что выступление защиты растянется на несколько дней. После этого последнее слово должны будут сказать подсудимые, и суд удалится на вынесение приговора.

Если суд все же согласится с мнением прокурора, то подсудимым также предстоит выплатить потерпевшим около 800 миллионов рублей. Эту сумму полностью покроет имущество Васильевой, на которое наложен арест. Речь идет о банковских счетах, украшениях и квартирах. В частности, в доход потерпевших предлагается обратить ее знаменитую квартиру в Молочном переулке, где она находилась под домашним арестом.

При этом источники «Коммерсанта» не исключают, что адвокаты Васильевой попытаются отменить условный приговор через применение амнистии, приуроченной к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. В этом случае все арестованные квартиры, загородные особняки и драгоценности Евгении Васильевой придется возвращать. Заявленные же в суде 800 млн рублей потерпевшим придется требовать с ответчицы уже в рамках новых, гражданских исков, а компенсировать им ущерб безработная в настоящее время Васильева будет не имуществом, а отчислениями из своей будущей зарплаты.

Впрочем, первый замглавы фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов заверил, что главная фигурантка дела о хищениях в «Оборонсервисе» не попадет под амнистию в любом случае. Ожидается, что приговор Васильевой будет оглашен с 11 по 15 мая.