Союз адвокатов россии

Убойный бизнес. Почему Георгадзе устроил кровавую расправу над чиновниками?

04.11.2015

Амирана Георгадзе похоронили со всеми почестями в горном грузинском селе Кведо-Сазано. Это в России он «красногорский стрелок», а там он уважаемый человек — на его деньги в селе отремонтированы школа и храм, появились газ и дорога.

Изображение внутри записи

19 октября Георгадзе расстрелял замглавы подмосковного Красногорского района Юрия Карауловаруководителя ОАО «Красногорское предприятие электрических сетей» Георгия Котляренко, случайного прохожего Константина Смыслова и бывшего партнёра по бизнесу Тристана Закаидзе. 23 октября тело самого Георгадзе обнаружили в одном из домов в деревне Тимошкино. По версии следствия, он выстрелил себе в голову. В Следственном комитете РФ заявили, что будут проведены баллистическая, судебно-медицинская и психолого-психиатрическая экспертизы. Также выясняют, не было ли в крови Георгадзе наркотиков. В СКР подчеркнули, что со смертью главного подозреваемого расследование громкого дела не прекращается.

 

Остаются неясными мотивы действий стрелка. По данным следствия, Георгадзе перед расстрелом Котляренко и Караулова требовал у них 20 млн долл. отступных за выход из строительного бизнеса. Закаидзе же получил свою пулю за то, что задолжал Георгадзе 400 тыс. долл. Другие версии также связаны с бизнесом. Например, с «золотыми» гектарами в самом дорогом районе Подмосковья (сотка земли — от 300 тыс. руб., 1 кв. м жилья — от 80 тыс. руб.).

Изображение внутри записи

 

Кормил политиков

По данным базы СПАРК, у 56-летнего Георгадзе были крупные доли как минимум в 24 компаниях: от ресторанного и винно-водочного до строительного бизнеса. Его ЗАО «Понто» с 90-х занималось поставками алкоголя. В Красногорске говорят, что тогда через его магазины шла «палёнка» с подпольных заводов из Северной Осетии. В 2001-м компания даже попала в картотеку Арбитражного суда как поставщик спиртного без акцизных марок и НДС. Но в начале нулевых у Георгадзе появились другие интересы — он переключился на строительство. Принадлежавшие ему стройкомпании возвели в Красногорском районе и по соседству десяток объектов: среди них многоквартирные комплексы в 3 микрорайонах, дома элитной планировки на Новорижском шоссе, а также конноспортивный клуб и Красногорский горнолыжный комплекс. ЗАО «ГК «Мякининское поречье» строило целый микрорайон для Минобороны: 5 панельных домов и 1 монолитно-кирпичный, входящие в федеральную целевую жилищную программу.

В Красногорске Георгадзе был очень уважаемым человеком. Сыну бизнесмена принад­лежит винный магазин «Усовские подвалы» в самом центре города, в том же доме есть аптека, записанная на дочь Георгадзе. А ещё у семьи ресторан «Салхино» в Красногорске. «К нам все местные депутаты и политики приезжали», — честно признался «АиФ»Гела Сванидзе, директор ресторана. К 50-летию Георгадзе в местной газете вышла большая хвалебная статья о юбиляре. «В Красногорском районе я познакомился с руководителями, которые умели работать с бизнесом. Такими были и прежние руководители, и нынешние — глава района Борис Рассказов, первый заместитель главы администрации района Юрий Караулов…» — говорил в 2009-м журналистам сам бизнесмен. 19 октября он застрелил Караулова в его же кабинете, а Рассказову просто повезло — бизнесмен его не нашёл.

Энергию отняли?

Сам Рассказов уверяет СМИ, что коммерческих отношений с Георгадзе у него не было. А на допросе глава района выдвинул свою версию мотивов «стрелка»: мол, причина конфликта в подключении к электрическим сетям объектов, построенных Георгадзе, и главной мишенью был Котляренко.

Тут надо пояснить, что «Красногорское предприятие энергетических сетей» (КПЭС) много лет объединяло убийцу и его жертв. Котляренко был гендиректором и владел пакетом акций КПЭС (5,04%), Караулов входил в совет директоров компании от администрации района (контролирует 54,2%), а Георгадзе принадлежало 28,26% КПЭС. Но больших барышей не было: чистая прибыль КПЭС в 2014 г. — 149 млн, а кредиторская задолженность — более 440 млн, дивиденды акционерам выплачивались нерегулярно.

«Ему как застройщику нужны были не дивиденды, а энергия. Электричество — самое главное, что нужно в первые пару лет при строительстве жилых домов, — рассказал нам один из сотрудников красногорской администрации. — Мощностей у нас в районе маловато, а строитель­ство вон как развивается. Г­еоргадзе получал не просто доступ к электричеству вне очереди, а ещё и перепродавал его другим застройщикам, которые готовы заплатить, лишь бы стройка не простаивала. Эти вопросы у нас курировал покойный Караулов. Он, видимо, энергию и отнял».

Есть и более реалистичная версия: чиновники-подельники перестали помогать бизнесмену проворачивать сомнительные проекты. «Раньше все вопросы по оформлению земли под строительство решались на местном уровне. Естественно, могли уладить любые проблемы: например, закрыть глаза на строительство многоэтажек на «дачных» землях. Рассказов и Караулов пользовались доверием бывшего губернатора Бориса Громова, и проблем у них не было. Да и у Георгадзе сложились тёплые отношения с громовской командой, — рассказал нам на условиях анонимности красногор­ский депутат. — Сейчас губернатор Андрей Воробьёв эту лавочку прикрыл: земельные вопросы передали на областной уровень. То есть кормить местных чиновников бизнесмену уже было не нужно, а они, видимо, в отмест­ку перекрыли ему кислород по всем направлениям, где смогли. Может, за это он и потребовал 20 млн долл.?» «Георгадзе 10 лет в администрации помогали, а с ужесточением правил помощь кончилась», — сказал РБК Александр Шестун, глава Серпуховского района Подмосковья.

 

 

Изображение внутри записи

 

 

Сам застрелился или помогли?

Проблемы в бизнесе у Георгадзе начались в 2014-м, часть активов он вынужден был продать. Почему сорвался сейчас — загадка. В любом случае след­ствие продолжается и проверок местным чиновникам не избежать.

 

А эксперты гадают, сам ли бизнесмен пустил себе пулю или всё-таки помогли. «Георгадзе же очень близко и с Игнатенко дружил (бывший зампрокурора Подмосковья, фигурант «игорного дела». — Ред.). Он знаком со многими высокопоставленными сотрудниками правоохранительных органов. Если бы его взяли живым, он рассказал бы столько, что мало не показалось», — полагает Александр Шестун. «Смерть Георгадзе выгодна многим…», — сказал «АиФ» Игорь Трунов, глава Союза адвокатов России.