Союз адвокатов россии

«Школьного стрелка» отправят в психлечебницу?

11.02.2015

Повторную психиатрическую экспертизу «школьному стрелку» Сергею Г, год назад устроившему бойню в школе, скорее всего проводить не будут. На очередном заседании по делу подростка судья отклонил ходатайство о признании проведенного школьнику в Институте им. Сербского исследования недействительным. Напомним, этого требовали представители потерпевших. Они обнаружили ряд нарушений в экспертизе, признавшей парня невменяемым. Допросив психиатра, судья хоть и подтвердил, что нарушения имели место быть, признать экспертизу недействительной отказался.

 

Изображение внутри записи

 

Представитель родных убитого учителя географии, адвокат Игорь Трунов назвал такое решение юридическим парадоксом.
 
— Суд признал, что эксперты во время проведения исследования допустили большое количество нарушений, в том числе серьезных. Было вынесено судебное представление о недобросовестной работе следователей, которые должны были отследить все эти моменты. И тут же отказал нам в признании экспертизы недопустимой, — возмущается Трунов.
 
Напомним, о каких нарушениях идет речь. Во-первых, заключение, согласно которому парень страдает шизофренией, было написано еще за десять дней до окончания обследования его врачами. Во-вторых, подписку об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение специалисты дали уже после того, как экспертиза была закончена.
 
— Получается, ее проводили, не неся никакой ответственности? — удивляется Трунов.
 
Приглашенная на допрос психиатр сослалась на то, что подписку она давала еще в 2009 году, когда устраивалась на работу.
 
— Но по правилам, они должны давать такие каждый раз, когда приступают к исследованиям. И не когда процедура уже будет закончена, а до начала, — объясняет адвокат.
 
— Все эти несостыковки — формальный повод, чтобы просить признания экспертизы недействительной. Но у нас были вопросы и по существу исследования. Подсудимый готовился к преступлению: рассылал СМСки друзьям с предупреждениями, что завтра их удивит, пытался скрыть ружье под женским пальто. Его он надел не потому, что не дружит с головой, а потому, что это была единственная в доме длинная одежда, под которой можно было бы скрыть оружие. Плюс параллельно он делал домашние задания, отвечал на уроках — и получал отличные отметки. Как-то все это не вяжется с образом невменяемого человека, — говорит Игорь Трунов.
 
Если суд оставит экспертизу в силе (а на этапе прений у адвокатов еще будет возможность убедить суд в обратном), «школьного стрелка» поместят на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Вот только по словам представителей потерпевших, уже через полгода он сможет вернуться домой.
 
— Мы задали психиатру вопрос: как долго его будут держать в клинике? И получили парадоксальный ответ — через полгода будет проводиться повторная экспертиза, после которой его могут перевести на стационарное лечение. То есть он будет сидеть дома и наблюдаться в психдиспансере.
 
Между тем, адвокат школьника Владимир Левин назвал все претензии своих оппонентов необоснованными.
 
— Экспертиза проводится в несколько этапов. После того, как человек поступает в клинику, его просто наблюдают врачи. Для этого никакую подписку давать не надо. Когда же приходит время делать заключение, они дают подписку об ответственности за заведомо ложные выводы. Так что все действия экспертов в данном случае правильны.
 
Что касается сомнений в неадекватности школьника, Левин в очередной раз повторил, что ни один из адвокатов такие выводы сделать не может.
 
— Целый месяц парня наблюдала комиссия психиатров и психологов, которые пришли к выводу, что у него шизофрения. То, что он спокойно себя ведет, а не лазит по стенам, еще ни о чем не говорит. Например, эксперт-психиатр сказал, что хотя Сергей грамотно и правильно отвечает на вопросы, в голове у него — совсем другие мысли.
 
Адвокат добавил, что в случае помещения его подзащитного в психиатрическую клинику ему действительно каждые полгода будут повторно проводить экспертизу.
 
— Но это только формальность — так требует закон. В ближайшие годы его точно не выпустят. Врачи же и вовсе сомневаются, что он когда-либо сможет оказаться дома.