Союз адвокатов россии

«Придется защищать интересы русскоговорящих за границей»

14.07.2016

Изображение внутри записи

Игоря Трунова могут лишить статуса адвоката. Такое решение приняла квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области. Ранее с жалобой на защитника обратилась группа его коллег. Причина их недовольства — в высказываниях Трунова на пресс-конференции 1 февраля по проблемам адвокатуры России. Игорь Трунов ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Марата Кашина.

— Вначале хочется уточнить: решение окончательное еще не принято, у вас есть пока статус адвоката, то есть пока только квалификационная комиссия приняла соответствующее решение?

— Да, еще нужно подтверждение совета Адвокатской палаты. Это рассмотрение состоится 24 августа. Но надежды, конечно, мало, потому что и комиссию квалификационную, и совет палаты возглавляет один и тот же человек, поэтому вряд ли он изменит свое решение.

 

— Решение же принимает не один человек, а коллегиальный орган, могут какие-то другие голоса там прозвучать, например?

— Это как раз и был предмет критики. В адвокатуре есть авторитаризм, выборы в руководство адвокатуры идут по принципу «президент предлагает, а съезд голосует». Поэтому президент Московской областной палаты 16 лет у власти, он предлагает только тех, кто его устраивает, и там его мнение является решающим.

— До 24 августа вы можете осуществлять адвокатскую деятельность, вы пока статуса не лишены?

— До 24-го как раз у меня сейчас и начала болеть голова, что делать с делами, а дела большие — по 100, по 200 человек я представляю, и как это все перераспределить. Самая большая проблема — это Европейский суд по правам человека. Там заменить адвоката практически невозможно, поэтому я думаю обратиться в Европейский суд за разъяснением, что делать в этой ситуации. Потому что страдают люди, которым без разницы, что происходит с адвокатом и его статусом.

— Скажите, а можно будет потом этот статус, например, восстановить через какое-то время, или вы лишаетесь статуса навсегда?

— Есть по закону возможности восстановления статуса через несколько лет. Но я думаю, что, может быть, удастся все-таки в суде отстоять, потому что решение-то незаконное — Конституция нам гарантирует свободу слова, тем более я возглавляю общественное объединение, и суть этого общественного всероссийского объединения адвокатов — в критике действительности с предложениями улучшения, то есть поправки в закон. Тем более сейчас идет реформа юстиции, объединение всего рынка юридических услуг под крышей адвокатуры. И тут — такие оригинальные решения, когда за поведение в быту или в общественном, публичном пространстве за высказывания будут лишать профессии. Я всерьез-то не воспринимал эту жалобу адвокатов, которых я в глаза не видел…

— Игорь Леонидович, а можно у вас уточнить, какая конкретно фраза их так возмутила, почему они подали жалобу на вас?

— Я касался вопросов коррупции в адвокатуре и того, что есть уголовные дела по посредничеству адвокатами и правоохранительной системы. Говорил о незаконном избрании президентов большинства российских палат адвокатов на четвертый срок, когда по закону не больше двух. Говорил о давлении со стороны руководства адвокатуры на неугодных адвокатов и возбуждении дисциплинарных производств в отношении неудобных адвокатов. Это как бы общеизвестные вещи, которые касаются того, что в рамках реформы нужно исправлять.

— Это сочли дисциплинарным проступком?

— Это сочли умалением авторитета адвокатуры, а умаление авторитета адвокатуры есть дисциплинарный проступок.

— У вас есть возможность обжаловать это решение в суде, вы будете пользоваться этой возможностью?

— Естественно, я профессиональный адвокат, еще до 24 августа им буду.

Буду использовать все легальные способы, в том числе Европейский суд по правам человека. Но просто этот институт длительный, поэтому, конечно, это случится, но вопрос только, когда.

— Что собираетесь делать помимо судебных споров и обжалований после того, как будете лишены статуса адвоката? Будете ли продолжать вести юридическую деятельность в какой-то иной форме, если да, то как?

— Сейчас получается такая парадоксальная ситуация: мы ведем дело по авиакатастрофе над Синаем в Египте, и часть этого дела будет идти в Америке, потому что там владелец самолета, американская компания и страховые американские структуры.

Я подал документы на регистрацию в штате Нью-Йорк меня как адвоката, и эти документы сейчас на выходе. То есть получится так, что я имею статус американского адвоката, и не имею статуса российского адвоката. Поэтому, наверное, придется практиковать в части защиты интересов русскоговорящих, потому что мы открыли филиалы во Франции, в Ирландии, в Америке, и там большое количество проблем.

— То есть вы собираетесь эмигрировать, получается? Вы уедете в Америку работать?

— Нет, вряд ли. Это будет, наверное, правозащитная деятельность.

— Но на территории США, вы туда переезжаете жить?

— Да никуда я не переезжаю. Я говорю, что я статус получаю под дело авиакатастрофы над Синаем для того, чтобы это дело провести в Америке по отношению к американским компаниям. То есть да, со мной работают американские адвокаты, но контролировать нужно все самому, поэтому я подал документы.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/3037203