Союз адвокатов россии

На что имеет право адвокат: суд объяснил, почему вернул Трунову статус

12.01.2017

Изображение внутри записиАдвокатские палаты не имеют права вмешиваться в частную или публичную деятельность адвокатов: кодекс этики распространяется только на профессиональную деятельность защитников. На это палатам указал судья Лефортовского суда Москвы Василий Голованов в своем решении по делу о восстановлении статуса адвоката Игоря Трунова.

Суд также обратил внимание президентов адвокатских палат, что они являются публичными фигурами, а, следовательно, должны быть готовы к критике в свой адрес, даже если она очень эмоциональна. Решившись выйти на арену публично освещаемой деятельности, президенты адвокатских палат должны проявлять большую степень терпимости и спокойно реагировать на эпатаж, отметил суд.

Адвокатская палата Московской области 21 сентября 2016 года лишила Трунова статуса адвоката за нарушение Кодекса профессиональной этики — коллегам не понравилась критика деятельности палаты и публичные высказывания адвоката о ее работе. В выступлениях Трунова палата усмотрела намерение подорвать авторитет института адвокатуры. Защитник оспорил это решение в Лефортовском суде Москвы и 30 декабря 2016 года выиграл процесс.

На что имеет право адвокат вне работы

Адвоката Трунова не устраивает сложившаяся в палате ситуация: фактически ею бессменно руководит Алексей Галоганов. Данное обстоятельство послужило причиной многочисленных жалоб с его стороны, в частности, в скором времени Конституционный суд РФ должен дать оценку норме о ротации президентов адвокатских палат.

Негодование же коллег Трунова вызвало его выступление на "круглом столе", где он вновь поднял этот вопрос, а также высказался по поводу давления со стороны адвокатского сообщества на отдельных защитников и наличии фактов недобросовестных взаимоотношений адвокатов с представителями правоохранительных органов.

Суд в решении отметил, что Кодекс профессиональной этики адвоката распространяется только на его рабочую сферу, в частной же и публичной жизни он имеет те же права, что и любой гражданин. Логично, что в этой связи суд напомнил о статье 29 Конституции РФ гарантирующей каждому свободу мысли и слова.

Также суд пришел к выводу, что спорные высказывания Трунов произносил не как адвокат, а как общественный деятель, то есть не понравившиеся палате поведение не было связано с исполнением им профессиональных обязанностей, следовательно, палата не имела права привлекать его за это к ответственности.

"Учитывая формат и характер публичной дискуссии, в рамках которой истцом были высказаны спорные суждения, положенные впоследствии в основу дисциплинарного производства, а также принимая во внимание стилистику, содержание и смысловую направленность данных суждений, суд приходит к выводу о том, что они были высказаны истцом не как адвокатом, а как известным широкому кругу лиц общественным деятелем, приглашенным для публичного обсуждения вопросов, входящих в тематику дискуссии, то есть не были связаны с исполнением им профессиональных обязанностей и в силу п. 4 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката не могли составлять фактическую основу для возбуждения дисциплинарного производства", — указал судья Голованов.

Также суд сослался на статью 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в городе Риме 4 ноября 1950 года), которая дает каждому право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей.

Свобода выражения мнения может быть сопряжена с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, однако это может делаться только в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия, напоминает суд.

Критика президентов адвокатских палат

Удовлетворяя иск Трунова суд отметил, что президент адвокатской палаты является публичным лицом, в связи с чем к критике его деятельности применяются более широкие пределы, чем в отношении частных лиц.

"С учетом того, что истец входит в профессиональное сообщество адвокатов, его личное мнение не может сформироваться абсолютно абстрактно, при этом выражение личного мнения в публичной дискуссии по любому значимому для общества вопросу всегда сопряжено с некоторым преувеличением и эмоциональностью и изначально не может быть нейтральным.

Подобная дискуссия является неотъемлемым элементом демократического общества, где допускается критика любого лица, решившего выйти на арену публично освещаемой деятельности. Прецедентной практикой ЕСПЧ выработаны основополагающие принципы такой дискуссии, запрещающие переступать определенные барьеры — использовать оскорбительный либо невоздержанный язык и выходить за пределы общепризнанной степени преувеличения или провокации, однако в целом определен устоявшийся подход, устанавливающий значительно более широкие пределы допустимой критики в отношении публичных фигур, поскольку они изначально и осознано оставляют открытым для пристального анализа каждое свое слово и действие, в связи с чем должны проявлять большую степень терпимости", — напоминает судья.

Он пришел к выводу, что Трунов не допустил каких-либо оскорбительных и унизительных высказываний, а примененные им речевые обороты и образы являются способом эмоционально окрашенной подачи собственных взглядов, что допускается в формате дискуссии и имеет целью привлечение внимания широкой аудитории к деятельности публичной власти и связанных с ней институтов.

"Выражение личного мнения в публичной дискуссии по любому значимому для общества вопросу всегда сопряжено с некоторым преувеличением и эмоциональностью и изначально не может быть нейтральным. Высказывания и публикации истца, являвшиеся предметом оценки в ходе дисциплинарного производства, полностью соответствуют выработанным ЕСПЧ широким стандартам для обсуждения в публичной обстановке общественно значимых вопросов, которые предусматривают возможность ведения дебатов в эпатажном стиле с использованием преувеличений, не выходящих за рамки публичной дозволенности в демократическом обществе", — говорится в решении.

Суд напомнил, что в случае несогласия с высказываниями публичные лица, в том числе президенты адвокатских палат, могут продолжить политическую дискуссию с предоставлением своих доводов, опровергающих критические замечания и подтверждающих их ошибочность.

На чем еще споткнулась палата

Кроме того, отмечается в решении, даже если бы Трунов нарушил Кодекс профессиональной этики, то палата опоздала с его наказанием на три дня — срок привлечения к ответственности истек 19 сентября 2016 года, а лишили его статуса 21 сентября, то есть по истечении шестимесячного срока применения мер дисциплинарной ответственности, что противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката.

Ответчики пытались заручиться поддержкой президента Федеральной палаты адвокатов Юрия Пилипенко и исполнительного вице-президента Андрея Сучкова, которые представили суду собственные расчеты истечения сроков давности и трактовки норм кодекса в этой части, однако суд эти доказательства отверг.

"Суд не может принять во внимание представленные два письма исполнительного вице-президента Федеральной палаты адвокатов Сучкова А.В., а также письмо президента Федеральной палаты адвокатов Пилипенко Ю.С., поскольку указанные лица не наделены полномочием по официальному разъяснению положений Кодекса профессиональной этики адвоката. Согласно п. 1 и подп. 2 п. 5 ст. 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката предоставление разъяснений по вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката отнесено к компетенции Комиссии по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов. Кроме того, само по себе какое-либо толкование Кодекса профессиональной этики адвоката не освобождает суд от обязанности его применения, исключающего наличие противоречий с Федеральными законами и общеправовыми принципами", — считает суд.

Битва лингвистов

Палата посчитала, что употребляемые Труновым в публичных дискуссиях выражения носят негативный и порочащий характер, являются публичным выражением неуважения к президенту подмосковной палаты и, таким образом, его действия наносят ущерб авторитету адвокатуры и подрывают к нему общественное доверие.

В судебном процессе по обжалованию этого решения стороны атаковали друг друга заключениями специалистов. Так, палата заказала три экспертизы и специалист ООО НПО "Эксперт Союз" Жукова В.В. сочла, что в выступлении адвоката содержится негативная информация о президенте Адвокатской палаты Московской области, которая построена "в соответствии с речевой стратегией дискредитации адвокатуры".

Трунов парировал заключением профессора, академика РАЕН Галяшиной Е.И., которая указала, что ООО НПО "Эксперт Союз" не является экспертным учреждением, а Жукова не является специалистом в области лингвистических экспертиз. По мнению профессора, заключения Жуковой не соответствуют законодательству о судебной экспертной деятельности, в них она приводит свои субъективные толкования текста и вольно трактует использованные в тексте слова, вырывая их из контекста, не учитывая жанр исследуемых документов и смешивая правовые оценки.

Академик также указала, что Трунов выражал собственные негативно-оценочные, критические суждения, мнения и убеждения, которые сделаны в лингвистически корректной форме, не являются оскорбительными, не содержат унизительных или уничижительных сравнений и не содержат слов или оборотов, буквальное значение которых выражало бы неуважение Трунова к Галоганову или институту адвокатуры в целом.

Тогда палата предоставила в суд рецензию специалиста ООО "Альфа-Медиатор" Борисовой Е.Г, которая посчитала, что экспертиза профессора Галяшиной не соответствует требованиям методик, а выводы специалиста научно необоснованны. Также ответчик принес рецензию профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Шульги М.В. о необоснованности и неполноте экспертизы Галяшиной.

Суд принял во внимание все экспертизы, заключения и рецензии, посчитав, что они взаимно дополняют друг друга и подтверждают, что Трунов высказал субъективные оценочные суждения пусть и в негативной форме.

На основании всех этих фактов суд признал незаконным решение об изгнании Трунова из рядов защитников и восстановил его адвокатский статус. Впрочем, у Адвокатской палаты Московской области есть время для обжалования этого решения в Мосгорсуде. В декабре прошлого года представители палаты заявили, что непременно воспользуются этой возможностью.

Читать далее: http://www.rapsinews.ru/judicial_analyst/20170112/277552728.html#ixzz4VZSqADpz