Союз адвокатов россии

Кого винят в катастрофе «Суперджета» 2 года спустя?

05.05.2021

Два года назад, 5 мая 2019 года, произошла одна из крупнейших авиационных катастроф в новейшей российской истории — пожар на борту пассажирского «Суперджета 100», заходившего на вынужденную посадку в московском аэропорту Шереметьево из-за повреждения молнией. Из 78 человек на борту самолета погибли 40 пассажиров и один бортпроводник.

Беседа с несколькими людьми, вовлеченными в расследование аварии, чтобы узнать о ходе разбирательства и о том, какие версии шереметьевской катастрофы остаются актуальны сейчас.

По официальной версии, виновником катастрофы считается командир экипажа «Суперджета» Денис Евдокимов, которому вменяют в вину нарушение правил эксплуатации воздушного судна, повлекшем смерть двух и более лиц. По мнению следствия, командир заметил на пути грозу, но не придал этому значения.

— Это, первый случай, когда обвинение предъявлено живому командиру экипажа. Ранее ошибки пилотов назывались причинами катастроф, как правило, тогда, когда они сами погибали в результате аварии, — сообщил адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы 31 родственника жертв пожара.

Трунов занимается иском родственников погибших по другому делу — они предъявили претензии в Парижском суде к французским компаниям Messier-Bugatti-Dowty и Thales Avionics, поставляющим и обслуживающим шасси и молниезащиту для «Суперджетов». Он отстаивает версию, что главной причиной аварии самолета стало неправильное проектирование шасси. Тем не менее, юрист участвует и в деле Евдокимова.

Евдокимова признают, скорее всего, виновным, и аргументы в пользу этой точки зрения прозвучат и во французском суде, — сказал адвокат.

Между тем, как сообщила защитник самого Дениса Евдокимова Наталья Митусова, суд по делу командира экипажа сгоревшего «Суперджета» идет достаточно вяло. Это дело идет уже в течение полутора лет, но к допросам свидетелей еще не приступали, — заметила Митусова.

Если не командир, то кто?

В версии о виновности Дениса Евдокимова в аварии есть целый ряд неразрешенных пока вопросов, которые подрывают к ней доверие — к примеру, качество экспертизы, которая позволила делать вывод о его виновности.

Экспертом при расследовании по его делу выступил человек с автомобильным образованием, который не летал на «Суперджете» даже в качестве пассажира и экспертом не является. Главную экспертизу проводил именно он, — сказал Игорь Трунов.

Руководитель профсоюза пилотов «Аэрофлота» Игорь Дельдюжов обратил внимание также на то, что предыдущие инциденты с «Суперджетами» при посадке, остались без внимания.

Другие подобные случаи — происшествия в Якутске и Жуковском в 2018 — не исследовались, — заявил Дельдюжов.

Вопросы по аварии SSJ100 также есть и к наземным службам аэропорта Шереметьево, в адрес которых тоже звучат обвинения в халатности и нарушении инструкций.

Мы подали заявление о возбуждении уголовного дела против спасателей, работавших в аэропорту 5 мая. Судите сами — первый пожарный расчет прибыл только через 2 минут после начала пожара, тогда как на эвакуацию пассажиров отводится 1,5 минуты, — сказал Игорь Трунов.

Юрист добавил, что первым делом пожарный расчет принялся тушить судно и не предпринял действия по спасению пассажиров.

Игорь Дельдюжов также отметил, что расследование действий наземных спасательных служб во время аварии до сих пор не проведено — хотя следовало бы выяснить, почему они работали в небезопасных костюмах и заливали огонь водой, а не пеной.

По словам руководителя профсоюза «Аэрофлота», доля ответственности за гибель пассажиров от пожара лежит и на погибшем с ними бортпроводнике Максиме Моисееве:

Почему бортпроводник открыл дверь? Это было грубым нарушением процедуры — в таких ситуациях дверь открывать воспрещается до полной остановки самолета. Во многом он погубил людей, потому что дым и огонь через дверной проем прорвались внутрь.

Ранее заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама», генерал-майор Владимир Попов в эфире радиостанции «Говорит Москва» также предположил, что «надо будет разбираться» с пожарной службой и с диспетчерской службой Шереметьево «в том плане, насколько оперативно они действовали и как они выполнили свои протокольные обязанности. Там есть маленькие нюансы».

Предварительные итоги

Игорь Дельдюжов отметил, что трагедия 5 мая изменила систему подготовки пилотов «Суперджета» на тренажерах — еще в декабре представитель «Аэрофлота» признал, что тренажер при работе в ручном режиме неадекватно отражает управление пассажирским самолетом в реальных условиях. По его словам, теперь особое внимание уделено именно подготовке к работе в ручном режиме.

По словам представителя профсоюза «Аэрофлота», катастрофа «Суперджета» также привела к ужесточению ответственности экипажей самолетов за различные ЧП на борту и изменению порядка выдачи свидетельств на право управления воздушным судном — тоже в сторону усложнения. В сообществе пилотов на эти меры смотрят с опаской.

Террор идет со всех сторон. Скоро летчики будут побаиваться сесть за штурвал в принципе, — добавил в беседе с «Ридусом» Дельдюжов.

Как утверждает адвокат Трунов, пожар на борту «Суперджета» показал также, что отсутствуют возможности в России уголовного расследования авиакатастроф.

Обнаружилось, что у нас нет возможности расследовать такие катастрофы вообще. Конвенция о международной гражданской авиации запрещает использовать заключения МАК в уголовных расследованиях. С другой стороны, только у МАК есть оборудование нужного качества. А главное — нет системы расследования дел о крушениях самолетов, — заявил юрист.

По словам Трунова, люди, потерявшие на борту «Суперджета» близких, по сей день с большой неохотой вспоминают трагические события 5 мая 2021 года:

Для родственников это все еще тяжкие воспоминания, связанные с эмоциональным шоком. И им еще предстоит пережить все снова во время разбирательства в Париже. Один из пунктов иска — это моральный вред, причиненный родне погибших в Шереметьево. А для доказательства морального вреда от моих клиентов потребуют объяснить их нравственные страдания.

Эксперты сходятся на том, что пока решается вопрос о подлинной причине аварии, основные недостатки «Суперджета» остаются не устраненными, и риск нового аналогичного пожара на борту остается высоким.

Обвинение Денису Евдокимову в нарушении правил эксплуатации воздушного судна, повлекшем смерть двух и более лиц, было предъявлено 2 октября того же года. Сам Евдокимов не признает себя виновным и считает, что катастрофа произошла из-за несоответствия самолета нормам летной годности. Профсоюз «Аэрофлота» весной 2020 года объявили о начале собственного расследования.

Нужно сказать, что официальное российское следствие рассматривало и версию технического несовершенства самого самолета — в частности, системы молниезащиты. Следственное управление МВД осенью 2019 года проводило проверку в конструкторском бюро «Скат», испытывавшего защиту от молний для российского авиалайнера.

24 марта интернет-ресурс Baza опубликовал полную расшифровку переговоров экипажа авиалайнера за день аварии. В ней содержатся переговоры пилотов сгоревшего «Суперджета» с диспетчером, бортпроводниками и неким «неустановленным лицом» во время аварийной посадки. Из опубликованных данных следует, что самолет заходил на посадку с превышением посадочной массы, а пилоты вынуждены были освежать в памяти инструкцию по аварийной посадке вручную прямо на ходу.

В источнике