Союз адвокатов россии

Если стало плохо пассажиру самолета – кто поможет в критической ситуации?

26.08.2014

Трагический случай с Артемом Чечиковым показал, что не всегда и пассажиры, и летные службы готовы к такой критической ситуации. «Милосердие.RU» рассказывает о том, кто и как может и обязан помогать пассажиру самолета.

 

Изображение внутри записи

/http://fedpress.ru/
 

По внутренним регламентам

Британская медицинская ассоциация давно призывала обратить внимание на здоровье авиапассажиров: эксперты ассоциации отмечали, что вопросами безопасности пассажиров воздушного транспорта с точки зрения их состояния никто не озабочен. А в США подсчитали, что ежегодно в Америке сердце останавливается у более чем 350 тысяч граждан, и в большинстве случаев это случается на борту самолета.

Случившаяся в Шереметьево трагедия, когда от внезапного сердечного приступа скончался челябинский студент Артем Чечиков, стала из ряда вон выходящим событием для столичного аэропорта. По словам главного врача Шереметьево Артура Бунина, пассажиров с сердечными приступами с самолетов снимают постоянно. В 2012 году таких случаев было 283, в 2013-м – уже 395. При этом в целом в 2012 году аэропортом была оказана медпомощь пассажирам в 533 случаях, а в 2013-м – 621 раз. Но смертельных случаев, как это произошло с Артемом Чечиковым, до этого не было.

При этом, по словам заместителя генерального директора Шереметьево Андрея Никулина, все службы аэропорта сработали слаженно и в рамках локальных распоряжений: «Мы приняли сигнал с борта в 04.33 утра. Уже через десять минут лайнер сел. Мы понимаем переживания пассажиров – самолет заруливал 10 минут, и они казались всем вечностью. Но пилоты сработали в рамках инструкций. Все было сделано четко, до секунды».

Надежда на попутчика

Вы летите в самолете, и вдруг вам или вашему близкому становится плохо. Что делать, к кому бросаться за помощью? К сожалению, пока вы в небе, – единственная надежда, как ни странно, не на экипаж, а на попутчиков.

Конечно, в первую очередь вы обратитесь к стюардессе. В самолете обязательно есть аптечка. Другое дело, что ее содержимое может не обеспечить поддержание больному нормального состояния. Причем не существует единых требований к авиакомпаниям по обеспечению даже простейшей медицинской помощью на борту самолета. Многие авиалинии самостоятельно решают эту проблему, но объем возможной помощи бывает самым разным.

Может ли экипаж – пилоты или бортпроводники – оказать медицинскую помощь пострадавшему? В Европе экипаж лайнера должен владеть навыками оказания первой помощи, однако про стандарты, по которым должна вестись такая подготовка, сказано очень мало. Наши экипажи, говорит Артур Бунин, также проходят обучение навыкам первой помощи. Но обучение длится всего три дня. Многому ли научишься за это время?

Получается, что если у пассажира случится внезапное острое отравление, начнутся роды, произойдет сердечный приступ, надеяться на стюардесс не приходится. «По правилам, бортпровордник или пилот обязаны сообщить по громкой связи о случившемся всем пассажирам самолета. И выяснить, есть ли на борту профессиональный врач, причем лучше – с конкретной специализацией», – говорит главврач Шереметьево.

По данным федеральной авиационной службы США и Международной организации гражданской авиации, смертность пассажиров на борту самолетов составляет 25,1 случаев на один миллион рейсов. Из них 13,1 случаев связаны с болезнями сердца.При этом 62 процента пассажиров, умерших на борту самолета, уже страдали сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Трудности перевода

Итак, на борту (о, счастье!) нашелся профессиональный медик, и пассажиру оказывают нужную помощь. Тем временем экипаж действует. Как поясняет замгендиректора аэропорта Андрей Никулин, борт тут же передает информацию о случившемся диспетчерам ближайшего аэропорта, диспетчеры оповещают руководителя полетов, тот связывается с ответственными службами аэропорта. Пока самолет заходит на экстренную посадку в ближайший аэропорт, здесь готовится медицинская помощь.

Однако нужно учитывать неприятные нюансы. Как утверждает руководство аэропорта «Шереметьево», в случае с Артемом Чечиковым пилоты, действительно, передали диспетчерам, что у пассажира случился сердечный приступ и требуется немедленная посадка. «Но мы не получили информацию о том, что на борту проводятся реанимационные мероприятия. И поэтому не были готовы к такой ситуации», – утверждает Андрей Никулин. Хотя вдова Артема Елена Чечикова, а также пассажиры-очевидцы событий сообщили журналистам, что о том, что нужна реанимация, экипаж сообщил на землю.

Тем не менее, это расхождение в показаниях стоило жизни молодому студенту. По словам Никулина, испанские пилоты могли, говоря не по-русски, дать несколько искаженную информацию. Да и диспетчеры, возможно, как следствие, не так поняли экипаж. Видимо, в случае, если вы летите бортом иностранной компании, нужно лично проследить, какую информацию сообщает экипаж на землю, и если требуется серьезная помощь, добиться, чтобы об этом были проинформированы наземные службы.

Кто ждет на земле?

К сожалению, медицинская служба аэропорта имеет квалификацию только неотложной помощи. По словам Артура Бунина, медики – врач и фельдшер – поднялись на борт самолета не только с «зеленкой и йодом», как утверждают свидетели случившегося, но и с дефибриллятором. Но они не могут и не должны оказывать реанимационные действия.

«Наш медицинский персонал прибывает на борт, чтобы оценить состояние больного. Если нужна первая медицинская помощь, он ее оказывает. Дальше все зависит от ситуации – это может быть интоксикация, роды, инфекция – что угодно. В этой ситуации важно мнение квалифицированного врача. Наш персонал вызывает соответствующую помощь», – говорит Артур Бунин. По словам главного врача Шереметьево, так и было сделано в случае с Артемом Чечиковым. Медики аэропорта не стали вмешиваться в действия пассажира-реаниматолога, оказывающего реанимационные действия студенту. Через 115 минут была вызвана реанимационная бригада.

Есть и нюансы. Как поступить с больным инфекционными заболеваниями? А если пассажир летит из экзотической страны и, оказалось, стал переносчиком геморрагической лихорадки или малярии? Это опасно для окружающих, поэтому в аэропортах международных сообщений существуют специальные пункты санитарно-карантинного контроля.

Часто работники таких пунктов досматривают груз или опрашивают экипаж и пассажиров о состоянии здоровья. Переносчика опасной инфекции сначала изолируют, затем госпитализируют в инфекционное отделение больницы. Медпомощь будет оказана также всем, кто контактировал с этим пассажиром.

А вот в вызове бригады реаниматологов, пожалуй, кроется наибольшая сложность. Дело в том, что скорую помощь Шереметьево обязан вызывать из Москвы – ведь еще давно аэропорт был приписан к столице, и с тех пор эта подведомственность сохраняется. Хотя вызов скорой из Подмосковья не спасет ситуацию: по словам представителей аэропорта, в Лобне, ближайшем населенном пункте, вообще нет реанимобилей.

Реанимационная бригада может быть вызвана и пассажирами. Но в обязанность медиков аэропорта входит вызов врачей скорой помощи. При этом, поясняют в аэропорту, звонить все равно приходится по 911. Но в экстренной ситуации – которая и произошла с Артемом Чечиковым – можно воспользоваться прямым номером, что и сделали врачи Шереметьево. Однако скорая все равно ехала целый час. Причина такой задержки машины пока неизвестна.

Артем Бунин отмечает, что, по его данным, ни в одном аэропорту мира нет своей реанимации. В случае, когда требуется подобная специализированная помощь, аэропорт вызывает бригаду извне. Но, по словам замгендиректора Шеремтеьево Андрея Никулина, трагедия, произошедшая с Артемом Чечиковым, возможно, заставит пересмотреть существующую практику.

«Именно такие печальные случаи и вынуждают менять законодательство», – говорят в руководстве аэропорта. Здесь намерены инициировать такие изменения в законах и, возможно, удастся добиться появления реанимационной службы на территории аэропортов.

Юридическое подспорье

Опасаться, что бюрократические проволочки на земле помешают оперативным действиям медиков, не нужно. Анна Захаренкова, руководитель пресс-службы аэропорта Шереметьево, пояснила, что пограничники, действительно, поднялись на борт лайнера, чтобы проверить документы, но они общались с экипажем, а медики действовали параллельно и медпомощь Артему Чечикову не прекращала оказываться. К тому же, сев в российском аэропорту, любой зарубежный самолет оказывается уже в юрисдикции нашего аэропорта, и наши медработники имеют право действовать смело.

На территории аэропорта есть штатный психолог. Не стесняйтесь попросить психологическую помощь. Часто она бывает нужна даже не пострадавшему, а его близким, которые летели с ним. Помогите таким пассажирам найти психолога, который сможет успокоить людей и оказать, в том числе, практическую помощь (дать воды, организовать помощь с багажом, с питанием).

Тем не менее, может оказаться, что пассажир не получит должную медицинскую помощь. Или же наступит трагический финал. Что делать? Юристы советуют в любом случае не опускать руки. Адвокат Игорь Трунов убежден, что нужно требовать выплат материального и морального ущерба – причем можно это делать через суд, а можно и вести переговоры с самими компаниями-виновниками.

Адвокат советует не церемониться с определением суммы ущерба и требовать максимальный размер выплаты. Игорь Трунов вел многие дела по авикатастрофам и другим случаям, где люди получали увечья или гибли, и говорит, что во многих случаях заявляет по российским меркам баснословную сумму. Это 40 миллионов рублей. Однако если судить по западным стандартам, это даже мало.

«Эта сумма вытекает из решений Европейского суда по правам человека. У ЕСПЧ есть несколько решений, которые суд выносил по жалобам европейцев. Страсбург установил, что жизнь человека не может стоить дешевле 1 миллиона евро».

Конечно, наши суды взыскивают с виновников гораздо более скромные компенсации, но, по мнению адвоката, чем больше просит жертва, тем большая вероятность получить максимальный выигрыш.

Важно! Группа риска

Пассажирам нужно помнить, какие заболевания могут вызвать осложнения на 10-километровой высоте. Прежде всего, это сердечно-сосудистые заболевания: ишемическая болезнь сердца, стенокардия и гипертония. Противопоказано летать тем, кто недавно перенес инфаркт, инсульт или гипертонический криз (нужно выждать хотя бы полгода). Стоит помнить, что давление на борту самолета низкое, соответствует давлению на высоте около 2 000 метров над уровнем моря, из-за чего в кровь человека поступает меньше кислорода, а это опасно и для сердечников, и для пассажиров с повышенным внутричерепным давлением. Рискуют также пассажиры с патологией свертываемости крови.

Перелеты опасны для тех, кто страдает заболеваниями вен, тромбофлебитом, тромбозом – малоподвижное состояние во время полета приводит к застаиванию крови и отекам. Это чревато отрывом тромба.

Перепады давления во время полета могут плохо отразиться на состоянии людей, страдающих пневмонией, астмой. Отит может перетечь в аэроотит, опасны также гайморит и простой насморк – в этом случае нужно хотя бы использовать сосудосуживающие капли.

Нельзя летать тем, кто недавно перенес хирургические операции. Запрет на полет есть и для будущих мам: в разных авиакомпаниях разные правила, на борт могут не взять беременную женщину на сроке начиная с 36 недель (в некоторых компаниях – уже на 28-й неделе). А новорожденных детей можно перевозить в самолете только в сопровождении врача.

Помоги себе сам

Но можно же как-то перестраховаться в полете? Врачи советуют: если ваше заболевание в критической ситуации может потребовать срочного врачебного вмешательства, попросите вашего лечащего доктора дать письменные подробные рекомендации, переведите памятку на английский и несколько других языков и путешествуйте с этими правилами.

Это особенно актуально для больных диабетом, астмой, аритмиями, гипертонической болезнью. С собой лучше иметь нужные медикаменты в самолете. Подумайте не только о себе, но и о ваших близких, особенно пожилых, родителях, которые летят куда-то самостоятельно, без вашего сопровождения. Дайте им с собой такую памятку.

Кстати, о лекарствах. Нужно помнить, что в составе препарата обычно есть конкретное действующее вещество, которое имеет международное название. Именно его – а также все возможные аналоги – нужно внести в список важных препаратов, которые могут помочь при острой ситуации. Требования к перевозке медикаментов, а также шприцов, стоит уточнить у вашей авиакомпании заранее, до полета.

Если у вас аллергия на какие-то лекарства, анестезионные препараты, если в вашем организме есть импланты, титановые протезы – также внесите эту информацию в вашу памятку.

Если вы беременны, так же стоит взять выписку у вашего врача, со всеми нужными рекомендациями.

 И самое важное – предупредите стюардессу о том, что вам может стать плохо в полете. Сообщите бортпроводникам, где находится ваша инструкция и необходимые списки.