Зачем адвокату наручники



Гасан Борисович, в последнее время в адвокатском сообществе стало как-то неспокойно. Слов нет, талантливые люди всегда отличались широким спектром взглядов. Но здесь уже целые объединения несогласных, заговорили даже о параллельной адвокатуре. Как вы оцениваете общую ситуацию?

Гасан Мирзоев: На исполкоме Гильдии российских адвокатов мы обсудили современное состояние адвокатуры. При подготовке к нему в ГРА и Российской академии адвокатуры и нотариата были проведены научные исследования проблем демократии в сообществе. Они показали, что в адвокатуре действительно сформировался комплекс внутрикорпоративных проблем, не замечать которые просто нельзя. Необходимо серьезное правовое регулирование системы адвокатского самоуправления.

Вас за глаза часто называют "возмутителем спокойствия", упрекают в критике сложившихся в сообществе порядков. Есть закон об адвокатуре, он определил структуру адвокатских рядов: в центре - Федеральная палата адвокатов, на местах - палаты адвокатов субъектов. Как говорится, все устоялось, надо ли с упорством известного рыцаря воевать с ветряными мельницами?

Гасан Мирзоев: Я сам, будучи депутатом Госдумы, участвовал в подготовке этого закона. Но от него уже мало что осталось. С помощью пролоббированных поправок лишили адвокатов главного - самоуправления и защиты. Думаю, что это произошло не случайно, а в угоду личным интересам отдельных людей, в том числе бывших депутатов. Руководство адвокатских палат превратилось в несменяемые органы все более авторитарного управления, а рядовые адвокаты фактически лишены права избирать и быть избранными в органы корпоративного самоуправления.

Есть факты, когда президенты палат не сменяются десятилетиями, либо передают свою должность по наследству - от отца к сыну, покупают за счет палат дачи, квартиры, машины, залезли в том числе и в бюджетный карман государства. В ряде субъектов возбуждены дела и есть осужденные, как, например, бывший брянский президент палаты. Адвокаты видят все это, но у них нет возможности повлиять на беззаконие, поэтому они объединяются в группы, пишут обращения, воззвания, программы.

Я по характеру противник буйных революций или "пятых колонн" в сообществе, всегда выступаю за мирное, демократическое разрешение проблем. Но, к сожалению, есть люди, которые, получив власть, никак не хотят с нею расстаться.

В адвокатуре сформировался комплекс острых проблем. Необходимо серьезное правовое регулирование системы адвокатского самоуправления

В документах записано, что ее важнейшей задачей является защита профессиональных прав адвокатов, у вас даже образована Комиссия по защите прав адвокатов. От кого и как приходится защищаться?

Гасан Мирзоев: Если адвокат попал в трудное положение, Палата адвокатов не всегда может ему помочь. А такое случается. При издержках нашей судебной системы, если не закрывать глаза на предвзятость судей, ангажированность органов дознания и следствия, практику признания вины как "царицы доказательств", порой возникают соблазны отыграться за все на адвокате. Вот свежий пример. В Тульском областном суде судья не только не допустила к защите обвиняемого московского адвоката Дмитрия Сотникова, но и потребовала вывести его из зала. Судебные приставы надели на адвоката наручники и волоком потащили его по коридору - эта картинка взорвала интернет и адвокатское сообщество.

В Москве и области еще есть понимание, уважение к адвокату, да и мнение мэтров весомо. А в одном из регионов адвокат уличил президента палаты в своевольной трате денег, незаконной сдаче и аренде помещений, в других финансовых нарушениях. Уличившего лишили статуса адвоката. За него вступились восемь его коллег и обратились в Следственный комитет. Проверка шла более года и никуда не пришла, тогда к следствию обратились еще 32 человека. Чем дело кончится, неясно, но на последнем съезде адвокатов такой поступок прилюдно обозвали "доносом" и потребовали наказать подписантов. Это похоже на истинную внутрикорпоративную демократию?

Давайте будем честными: грешки водятся не только за судьями и следователями, но и за самими адвокатами. Один ваш известный коллега однажды сказал: "Пока судьи берут, адвокаты будут носить". Имеется в виду - взятки. Кодекс чести адвоката тоже не должен быть пустым звуком.

Гасан Мирзоев: С глубоким сожалением, но вынужден согласиться: не все защитники честно выполняют свою работу. И взятки, и бесчестные поступки, и уголовные дела - все это побуждает обернуться и посмотреть на самих себя, потому что обусловлено слабостью позиции всего сообщества.

Больше всего споров идет о так называемом принципе ротации, то есть периодической сменяемости органов самоуправления. Почему он превратился в способ фактической несменяемости начальников?

Гасан Мирзоев: Уловка в том, что президенты палат избираются не напрямую. Съезд адвокатов избирает совет палаты, а этот совет выбирает президента. На очередном съезде по принципу ротации заменяется несколько членов совета. Причем кандидатуры предлагает сам президент палаты, естественно, тех, кто ему лоялен, взамен слишком "ретивых". Таким образом, удается сохранить "карманный" состав совета, который вновь и вновь выбирает одного и того же президента.

Сейчас внесена норма ограничить президентство в палатах двумя сроками. Но и тут нашли лазейку: по договоренности совет выбирает президентом его зама, а через срок или "по болезни" все возвращается "на круги своя".

Нужно менять такой порядок, проводить прямые выборы президента и членов совета палаты на альтернативной основе и непременно при тайном голосовании. Тогда не надо будет законодательно ограничивать и сроки. Если президент палаты от выборов к выборам получает абсолютную поддержку и доверие коллег, пусть руководит и третий, и четвертый срок.

На ваш взгляд, можно ли решить назревшие проблемы внутри самой корпорации, например, на съезде адвокатов?

Гасан Мирзоев: Я выступал от имени Гильдии на последнем съезде с нашими предложениями, но реакции никакой. Дело в том, что нынешний съезд трудно назвать съездом адвокатов, это съезд президентов палат, многие из которых даже не практикуют. Голос рядовых адвокатов не слышен - их нет среди делегатов. Им сложно, а порой и невозможно получить достоверную информацию о деятельности руководства палат, особенно в финансовой области, о том, какая зарплата у руководителей и на что тратятся их взносы. И уж не дай бог покритиковать своих начальников, хотя по закону и логике у адвокатов нет и не может быть начальников, а есть партнеры, коллеги, члены единой корпорации.

Я не говорю уже о том, какие имеются факты воздействия на адвокатов, как их незаконно либо необоснованно привлекают к дисциплинарной ответственности.

Тогда что остается: писать новый закон об адвокатской деятельности?

Гасан Мирзоев: Чтобы обобщить лучшие идеи, мы предлагаем провести Всероссийский конгресс адвокатов с максимально широким участием именно рядовых, практикующих защитников и выработать на нем правовые и организационные меры, способные устранить раскол в сообществе. Настал момент, когда мы должны и можем повлиять на принятие такого закона, который защищал бы и наших доверителей, и самих адвокатов, потому что незащищенный адвокат - это незащищенный гражданин страны.