В СИЗО у адвоката изъяли подписанное во время свидания соглашение об оказании юрпомощи



 

По мнению сотрудников изолятора, передав подзащитному документ на подпись и получив его назад, адвокат нарушил требования Закона о содержании под стражей о переписке с заключенными

Адвокат Михаил Убушаев рассказал «АГ», что до этого сотрудники изолятора чинили и другие препятствия его профессиональной деятельности, в частности отказывая в предоставлении свидания без разрешения следователя и угрозами вынудив уничтожить другое соглашение об оказании юридической помощи. Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков назвал действия сотрудников СИЗО вопиющим нарушением закона, которое следует обжаловать в суд.

Адвокат АП г. Москвы Михаил Убушаев сообщил «АГ» о серии нарушений его профессиональных прав, допущенных сотрудниками СИЗО «Матросская тишина», которые препятствуют ему в осуществлении адвокатской деятельности, а его подзащитного лишили права на квалифицированную юридическую помощь.

Михаил Убушаев пояснил, что он принял на себя защиту бывшего сотрудника правоохранительных органов, который обвиняется в совершении должностных преступлений в составе группы лиц. Поскольку первоначально соглашение было заключено в интересах обвиняемого с третьими лицами, 17 мая адвокат прибыл в СИЗО «Матросская тишина» для встречи с подзащитным и получения его согласия на оказание юридической помощи. 

Однако администрация СИЗО отказала защитнику в предоставлении свидания под предлогом отсутствия у него «разрешения от следователя», несмотря на наличие у него ордера и адвокатского удостоверения. Михаил Убушаев указал начальнику СИЗО на незаконность такого требования, однако тот лишь предложил жаловаться на его действия. 

Именно так адвокат и поступил, однако в ответе на жалобу, полученном из Управления режима и надзора ФСИН России, было указано, что никаких нарушений администрацией СИЗО не было допущено, поскольку в соответствии с законодательством при предоставлении подозреваемому или обвиняемому свиданий с защитником сотрудники следственного изолятора должны располагать информацией о вступлении адвоката в уголовное дело. «Но такое подтверждение истребуется не от адвоката, а от органов предварительного расследования или суда», – указано в ответе ведомства.

Сам начальник СИЗО в ответ на жалобу адвоката также указал, что свидания предоставляются только «лицам, вступившим в уголовное дело в качестве защитника». При этом он подчеркнул, что только следователь уполномочен принимать решение о вступлении в уголовное дело адвоката в качестве защитника, а соответствующей информации о процессуальном статусе Михаила Убушаева в СИЗО не поступало.

После этого адвокат все-таки получил не предусмотренное УПК разрешение от следователя и 13 июня представил его сотруднику СИЗО-1, после чего ему было предоставлено свидание с подзащитным. Однако при этом на входе в следственный кабинет старший по КПП подверг защитника личному досмотру, в ходе которого стал изучать адвокатское досье. На замечание о том, что он не имеет права этого делать, сотрудник СИЗО не реагировал, а вернув документы адвокату, сообщил, что заключенный не имеет права подписывать какие-либо документы и что если это произойдет, то они будут изъяты. На это Михаил Убушаев ответил, что принес только соглашение об оказании юридической помощи, которое его подзащитный должен подписать, если согласится на участие адвоката в его деле.

Соглашение было подписано, однако на выходе из следственного кабинета сотрудники СИЗО, как и предупредили ранее, потребовали выдать им документ. Возражения и указания на то, что соглашение составляет адвокатскую тайну, не действовали, более того, они стали угрожать защитнику. Своими действиями они вынудили Михаила Убушаева порвать соглашение и только после этого вернули ему удостоверение адвоката и позволили покинуть изолятор. 

Как пояснил защитник, он не стал сразу же обращаться с жалобами в суд по поводу произошедшего, так как стремился уберечь своего подзащитного от негативных последствий, а также рассчитывал, что ситуацию удастся урегулировать мирно. Поэтому 15 июня он вновь прибыл на свидание с подзащитным и вновь предупредил сотрудников СИЗО, что принес соглашение, которое необходимо подписать, так как это необходимо для выполнения поручения на защиту.

На выходе из кабинета повторилась прошлая ситуация: группа сотрудников изолятора потребовала от адвоката выдать им соглашение. После того, как адвокат отказался, его подвергли личному досмотру и составили протокол, согласно которому соглашение об оказании юридической помощи изъято в связи с нарушением ст. 20 и 21 Закона о содержании под стражей, регулирующих порядок переписки с подозреваемыми и обвиняемыми, заключенными под стражу.

Михаил Убушаев заявил, что положения этих статей не распространяются на соглашения об оказании юрпомощи между адвокатом и его подзащитным, однако его доводы были проигнорированы. Более того, сотрудники изолятора прямо заявили, что для заключения такого соглашения он, а одновременно и его подзащитный должны подать заявление на имя начальника СИЗО и только после разрешения администрации учреждения – заключить его. Кроме того, адвокату было запрещено передавать подзащитному материалы уголовного дела, а именно протоколы допроса в качестве обвиняемого.

Поскольку ситуацию не удалось урегулировать, а сама она дошла до абсурда, Михаил Убушаев подготовил жалобу в суд о признании действий сотрудников «Матросской тишины» незаконными. В жалобе он указал, что они допустили существенные нарушения положений действующего законодательства, направленных на обеспечение адвокатской тайны, в том числе нарушили право его подзащитного на получение квалифицированной юридической помощи. 

«Первоначальный недопуск к подзащитному, а равно и дальнейшие противоправные действия, выразившиеся в изучении адвокатского досье, изъятии соглашения на оказание юридической помощи, направлены на воспрепятствование деятельности адвоката, на разглашение адвокатской тайны, а также пособничество следственным органам, которые в настоящее время делают все возможное, чтобы оказать давление на моего подзащитного, чтобы он не дал показания против следователей, которые совершили должностные преступления», – указал в жалобе Михаил Убушаев.

В комментарии «АГ» защитник пояснил, что действия сотрудников СИЗО привели к тому, что он не может в полной мере выполнять поручение на защиту. «Мои процессуальные права сильно ограничены – я не могу сделать адвокатский запрос без номера соглашения, а для этого договор необходимо зарегистрировать в коллегии. При этом само соглашение изъято как незаконная переписка, и возвращать его никто не собирается. Вернуть удастся только через судебное обжалование», – отметил он.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, ознакомившись с ситуацией, назвал действия сотрудников СИЗО абсолютно незаконными. «В апреле прошлого года ст. 49 УПК РФ дополнили нормой о предоставлении адвокату еще до вступления в уголовное дело свидания с подозреваемым, обвиняемым для получения его согласия на участие адвоката в деле в качестве защитника. Понятно, что в случае достижения такого согласия оно оформляется соглашением об оказании юридической помощи и на него распространяется режим адвокатской тайны. Данный составленный адвокатом документ не является даже перепиской между адвокатом и доверителем или обменом документами между ними, т.е. не подпадает под ту спорную ситуацию, для разрешения которой рабочая группа ФПА РФ разработала законопроект о беспрепятственном обмене документами в СИЗО между защитником и доверителем и запрете цензуры их переписки. Определенно, данное вопиющее нарушение закона следует обжаловать в суд», – прокомментировал Андрей Сучков.

Михаил Убушаев добавил, что намерен обратиться не только в суд, но и в Минюст, и к руководству ФСИН, кроме того, он поставит в известность Комиссию АП г. Москвы по защите прав адвокатов: «Вопрос нужно поставить ребром, чтобы в дальнейшем такая практика не применялась к другим защитникам».