Критика как зеркало российской адвокатуры



Критика как зеркало российской адвокатуры

Оникиенко Ирина

На зеркало неча пенять, коли рожа крива 
Н.В. Гоголь

Критика тогда только плодотворна, когда она, осуждая, указывает на то, чем бы должно быть то, что дурно. 
Л.Н. Толстой

Критика, безусловно, способна погубить любую мысль. 
П. Капица

Я специально выбрала эти эпиграфы, чтобы сразу подчеркнуть, что единства в этом вопросе никогда не было. Как бы то ни было, критика – составная часть нашей жизни: нас критикуют, мы критикуем.

Почему же это стало проблемой в профессиональном мире адвокатов? Сама постановка вопроса вроде бы диссонирует с адвокатской профессией: адвокаты – самые независимые, одним из основных профессиональных качеств адвоката является склонность к самостоятельному анализу (что подразумевает критический подход) и выработке собственного мнения, часто отличного от других. Иначе говоря, способность критически и независимо мыслить (Вадим Клювгант называет это «разномыслием» – очень, по-моему, верно) – это часть профессии, а если так, то можно ли тогда ее ограничивать? Нет, – скажем мы дружно, – нельзя! Свободное сообщество, равенство всех адвокатов, свобода мнения и т.д., и т.п… Все так, но вот Х. публично ругает коллегу и комментирует дело, к которому отношения не имеет; С. публично оскорбляет судью, а заодно и все судейское сообщество. И адвокатское сообщество уже не так едино: можно ли, а если можно, то как критиковать коллегу адвоката, коллегу судью, ФПА и т.д. И оказывается, что вопрос не так-то прост и требует обсуждений, разъяснений. Совсем недавно, например в феврале этого года, Совет ФПА РФ одобрил рекомендации Комиссии по этике и стандартам по внесению поправок в принятые в 2016 г. Правила поведения адвокатов в интернете, в соответствии с которыми снят запрет адвокатам на экспертное комментирование дел. И если вопрос с критикой коллег пока можно считать решенным, то проблема критики адвокатами своего сообщества и его руководства, видимо, назрела.

Для меня тот факт, что Юрий Новолодский, известный своими демократическими взглядами, предложил сообществу проект рекомендаций «Об этике внутрикорпоративной и внешней критике», свидетельствует о том, что даже противники излишнего регулирования, к которым я отношу Юрия Михайловича, считают, что в обсуждаемом вопросе необходимо установление правил. Я не стану останавливаться на тексте рекомендаций: критиковать Юрия Новолодского – это портить себе кармуJ, а кроме того, я очень уважаю его за то, что он часто высказывается против mainstream, на что способен далеко не каждый. С чем-то я согласна, с чем-то нет, это не так важно. Но думаю, что проблема, которую он поднял, действительно актуальна и требует, как минимум, публичного обсуждения. 

Почему же вопрос о критике стал даже не просто актуальным, но и весьма болезненным? Отношение к критике буквально разводит адвокатуру по разные стороны баррикад, а обсуждение часто напоминает сражение, в котором нападение сменяется обороной с переходом в контрнаступление. Жертвы есть, а битва не закончена и победителей нет. При этом зрители в недоумении и не всегда понимают кого поддерживать. Яркое тому свидетельство – дело адвоката Игоря Трунова.

К сожалению, ориентиры в обществе в целом, а значит, и в адвокатской среде, «сбиты», граница между допустимым и наказуемым не всегда очевидна, а наказание за переход этой границы – лишение статуса адвоката. Есть о чем задуматься. 

Вообще, надо сказать, что культуры критики в России нет, этому нигде не учат, даже на юридическом факультете, и потому мы все критики-любители. В смысле, все любят критиковать и считают, что умеют это делать. При этом воспринимать критику мы тоже не очень-то умеем, и по этой причине она часто приводит к открытой конфронтации. Кроме того, под критикой часто скрывается ее оборотная сторона в двух разновидностях: критиканство и псевдокритика. Тогда критические высказывания не имеют позитивной направленности на результат, а преследуют цель сугубо эгоистическую.

Если принимать критику как некую негативную оценку действий или деятельности, то она необходима, как женщине необходим взгляд в зеркало перед выходом на улицу. Техники эффективной критики давно известны и применяются в бизнес-процессах, без нее невозможно никакое развитие. Но критика становится эффективной, только если она конструктивна и позитивна, т.е. указывает на ошибки, просчеты на конкретных примерах и содержит конкретные же предложения по исправлению ситуации (практически по Л. Н. Толстому). Помимо этого, критика должна быть уместной, основанной на знании материала и предмета критики. 

С конструктивной критикой вроде все ясно. А как руководство ФПА РФ должно реагировать на бездоказательную и неконструктивную, негативную оценку деятельности руководства и адвокатуры в целом? Может ли, должен ли адвокат, критикующий адвокатуру как институт, оставаться ее членом? Очень сложный вопрос. Можно провести аналогию с нелояльным компании сотрудником, который получает заработную плату, но при этом терроризирует компанию жалобами во все надзорные инстанции. Многие с такой ситуацией сталкивались и знают, что простого решения нет: законные основания для увольнения отсутствуют, тем более что работа сотрудника еще и приносит прибыль. В адвокатуре еще сложнее: лишение статуса – очень серьезное наказание, и в скором времени (после реализации Концепции) оно может означать отлучение от профессии. Следовательно, возрастает ответственность за принятие соответствующих решений, критерии оценки негативных высказываний должны быть четкими и понятными, а ограничения критики – обоснованными и оправданными. Вот об этом рекомендации, разработанные Юрием Новолодским. Я думаю, что каждый сам для себя их оценит, но в любом случае они – хорошее начало для конструктивного обсуждения.

https://www.advgazeta.ru/mneniya/kritika-kak-zerkalo-rossiyskoy-advokatury/