Хроника пикирующей адвокатуры



Эффективность любого гражданского института определяется степенью влияния на жизнь общества, иными словами — коэффициентом его полезного действия. Слов нет — было бы приятным примерить на себя пастернаковское: «Мы, поэты, производим впечатление». Но не получится. 0,24% оправдательных приговоров по стране (в лучшем случае!) не слишком способствуют элегическому умонастроению. В развитых, демократических правовых системах доля оправданий составляет порядка 15–25% процентов, и даже в сталинском СССР, в разгар репрессий, их число доходило до 10%. И разговоры в том духе, что мы, адвокаты, тут ни при чем и что просто жизнь (власть, суды и прочее — выбирайте по вкусу) такая, тут помогают мало. Ибо адвокатура для себя, адвокатура как вещь в себе — это вид профессиональной шизофрении. Да и роль адвоката как статиста в системе имитационного правосудия унизительна.

Но не этими проблемами живет современная адвокатура. И боюсь, впечатление, которое производит адвокатская корпорация на изумленных граждан, давно уже не определяется нашей незавидной ролью в судебных процессах. Последние годы ознаменовались не только внутрикорпоративными войнами, связанными с попытками адвокатского генералитета увековечить и довести свой контроль над «адвокатской улицей» до феодального уровня, но и громкими уголовными делами, связанными с фактами коррупции в среде адвокатских чиновников.

И я глубоко уверен, что 0,24% оправданий и внутренние проблемы адвокатуры — это две стороны одной медали.

В принятом в 2002 году законе об адвокатуре было сказано, что адвокатура действует на принципах самоуправления, корпоративности и равноправия рядовых адвокатов. Но на практике от адвокатов совершенно не зависит, например, процесс формирования органов адвокатского самоуправления. Прописанная в законе процедура так называемой ротации советов Федеральной и региональных адвокатских палат превращает процесс избрания руководящих адвокатских органов в немыслимый бюрократический фарс. Так, по закону президента Федеральной палаты адвокатов избирает Совет ФПА. А кандидатуры членов Совета ФПА адвокатскому съезду, на практике состоящему сплошь из президентов адвокатских палат регионов, предлагаются исключительно из числа лиц, отобранных лично президентом ФПА и утвержденных все тем же Советом ФПА. Получается, что действующий президент ФПА сам себе назначает выборщиков. Подобная модель работает и на региональном уровне. И что это такое, как не типичное феодально-бюрократическое самовоспроизводство?

Хотел было добавить — воспроизводство «элит». Но уже не получается. Любая замкнутая, лишенная внутреннего контроля, критики и социальных лифтов, живущая за счет внутреннего оброка (для нас — адвокатские взносы) система неизбежно деградирует и переходит в систему самообслуживания.

Практически несменяемые адвокатские чиновники в массе своей просто перестали ходить по процессам. Управление стало их профессией, а самой сладкой мечтой — реализация Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, согласно которой все не охваченные адвокатурой юридические консультанты, которые не находятся в составе юридических подразделений, должны будут вступить в адвокатуру под угрозой запрета на судебную практику. И такая постановка вопроса просто не оставляет перед «свободными юридическими консультантами» выбора.

Точнее говоря, оставляет выбор сугубо драматичный: либо продолжать свою деятельность в адвокатском обличии, либо уходить из профессии.

Между тем, согласно проведенному в свое время на информационном портале «Право.Ru» опросу юристов, в котором участвовало более 12,5 тысячи человек, за адвокатскую монополию высказалось лишь около 5% опрошенных.

Это не удивляет. Ярчайшим примером царящих в управленческой среде адвокатуры нравов стали башкирские события, известные в нашей среде как «история тещиной квартиры» и «дело «Свидетелей Конституции». Началось все с заявления ряда адвокатов и юристов в Следственный комитет по поводу сомнительных сделок по аренде Адвокатской палатой Башкортостана помещения, принадлежащего теще президента палаты. Попутно были выявлены факты коммерческого подкупа при присвоении статуса адвоката, результатом чего стал обвинительный приговор в отношении одного из представителей адвокатской номенклатуры республики. Но процессуальное решение по основному предмету обращения долгое время не принималось. И тогда группа известных российский адвокатов обратилась к председателю Следственного комитета с просьбой об обеспечении объективного и своевременного рассмотрения заявления о финансовых и иных злоупотреблениях представителей органов управления Адвокатской палаты Республики Башкортостан.

Фото: Вадим Брайдов / ТАСС