Доктор Плагиатор



Глава Адвокатской палаты Подмосковья Алексей Галоганов уверенно чувствует себя среди всех своих бесчисленных должностей и постов, включая ученую степень доктора юридических наук. Но все ли должности он сохраняет по праву, все ли звания получил по закону?

В канун майских праздников стены Колонного зала Дома Союзов стали свидетелями очередного ритуального торжества. Адвокатское сообщество награждало лучших в своих рядах, вручая особо отличившимся дипломы и медали имени Ф.Н.Плевако в комплекте с бюстами великого юриста и оратора.

Среди поздравлявших особо выделялась массивная фигура председателя Адвокатской палаты Московской области (АПМО) Алексея Павловича Галоганова. Он же (наберитесь терпения) Председатель Московского областного отделения Ассоциации юристов России, член Президентского совета по судебной реформе, член Общественных палат МО и ЦФО, член Комиссии по вопросам помилования на территории Московской области, член общественного совета при Министерстве юстиции Российской Федерации, Вице-Президент Федеральной палаты адвокатов, член Совета при Губернаторе Московской области по развитию гражданского общества и правам человека, Президент Федерального Союза адвокатов, Член руководящего Президиума партии власти «Единой России» МО. И это, поверьте, не всё. Галоганов еще и преподаватель. Он является профессором Кафедры адвокатуры и нотариата МГЮА – и этот момент станет одним из ключевых в нашей дальнейшей истории...

Об Алексее Павловиче Галоганове наше издание рассказывало неоднократно. В первой статье речь шла о ближайших коллегах и фактически друзьях г-на Галоганова, адвокатах-взяточникахВо втором материале мы рассказали об аферисте Валерии Гутермане, который по каким-то, конечно же, случайным, обстоятельствам оказался не просто приятелем, но и заместителем сановного адвоката. В третьем очерке мы рассказали о Галоганове – авторе фальшивой докторской диссертации. Да-да, он – абсолютный герой Диссернета!

Более того, в апреле прошлого года диссертационный совет Московского университета МВД им.Кикотя рассматривал вопрос о лишении Галоганова степени доктора юридических наук. Соответствующее заявление подавал известный российский юрист и член Адвокатской палаты Подмосковья Игорь Трунов.

Мы решили проверить, насколько заслужен столь пристальный интерес сотрудников Диссернета и коллег Галоганова по цеху к научному творчеству главы АПМО. Тем более что, по информации СМИ, в 2017 году г-н Трунов обращался с запросом к главе Минобразования Ольге Васильевой. Так вот, в ходе дополнительного изучения диссертации выяснилось, что, похоже, вопрос уже не в банальном для наших чиновников плагиате и «копипасте». Вокруг юридических вузов сложилась целая система по присвоению липовых степеней с использованием жульнического know-how. Об этой технологии на примере адвоката Галоганова мы сейчас и расскажем.

Плагиат высокого полета

Итак, речь идет о фальшивой диссертации главы АПМО на соискание ученой степени доктора юридических наук со звучным названием «Правовой статус адвокатуры: Российская законодательная модель и конституционные принципы обеспечения прав человека». Защищал он ее 14 декабря 2011 года в Российской Академии адвокатуры и нотариата. И диплом доктора наук получил – на это есть решение ВАК РФ №28Д/106.

По данным Диссернета, более 300 из 500 страниц текста «диссертации» содержат некорректные заимствования из трудов более чем 10 авторов. То есть, Галоганов или тот, кто писал для него этот опус, не сочли нужным делать ссылки, указывать названия работ, имена их авторов, номера страниц, использованных для цитирования. Об оригинальности и самостоятельности – неотъемлемых чертах даже студенческой курсовой, не говоря о докторской – речь здесь также не идет.

Мы решили сами проверить с помощью независимых специалистов, в том числе юристов, а также системой на проверку плагиата, разработанную в Сколково, текст «диссертации» (результаты проверки в редакции имеются). Кстати, сколковский «Антиплагиат» утвержден Советом по координации управления качеством профессионального образования при Рособрнадзоре. Так что инструмент вполне серьезный, законный и, главное, признанный государством.

Итак, по данным проведенного нами исследования уровень  плагиата составил 55,38%. Поясним, речь идет именно о содержательной стороне текста. Более того, 35% заимствований взято, разумеется, без ссылок, из крупных источников. То есть когда автор работы копировал чужие мысли, выдавая их за свои, без зазрения совести целыми страницами….

Так, 11% текста взято из книги известного адвоката Анатолия Кучерены «Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России». 13% из научно-практического комментария к ФЗ№324, автором которого Алексей Павлович не являлся. Еще почти 5% из автореферата (даже не текста самой диссертационной работы!) кандидатской диссертации А.Н.Просвиркина «Организационные основы адвокатской деятельности и адвокатуры: сравнительно-правовой анализ исторического развития и формирования нормативно-правовой базы в России и зарубежных странах». Еще 2,5% взято из статьи Людмилы Грудцыной под названием «Правовое обеспечение гарантий независимости, самоуправления и финансирования адвокатской деятельности» (опубликовано в журнале «Образование и право», №4 за 2011 год).

Мы пытались дозвониться до Минобрнауки и получить хоть какую-то информацию по судьбе рассмотрения этого скандального дела. Увы, безуспешно, руководители его подразделений, видимо, были озабочены грядущим разделением ведомства. Однако редакции удалось разговорить ряд сотрудников, имевших отношение к «диссертационным историям». И вот что мы узнали о работе Галоганова.

Оказывается, представители министерства решили, что никаких нарушений у Галоганова не было, плагиат отсутствует, а то, что ему вменяется в вину, на самом деле…он просто переписал в тех статьях и книгах, авторы которых – внимание! – сами позаимствовали это из его более ранних трудов!

Нам удалось узнать, что же это за таинственные книги, вышедшие из-под пера Алексея Галоганова, которые послужили первоисточником научных откровений целой когорты российских адвокатов, заодно якобы сведя на нет все аргументы оппонентов главы АПМО. Пока достоверно известно, что речь шла об «изданной» в 2003 году монографии «Российская адвокатура: история и современность». Она вышла в издательстве «Юрлитинформ», которое охотно печатает издания «за счет средств автора».

Слово «изданное» поставлено нами в кавычки не случайно. Мы почти уверены, что книга увидела свет гораздо позже, возможно, в 2016-17 годах, когда появилась эта история с Диссернетом, а может, и раньше. И что Галоганов издал ее специально задним числом, чтобы провернуть ловкую схему, которую мы сейчас и раскроем.

Книга, которой не было

Итак, если верить нашему источнику в Минобразования, то Галоганов ничего ни у кого не списывал. И напротив, ряд авторов сначала позаимствовал материал из его книги 2003 года издания, а потом уже Галоганов фактически воспроизвел самого себя, но не по загадочному первоисточнику 2003 года, а по произведениям юристов, которые якобы воспользовались плодами его научных размышлений.

Мы постарались восстановить хронологию событий, чтобы ответить на вопрос «а была ли вообще эта книга?». Дело в том, что любая книга, выходящая в нашей стране и имеющая код ISBN, который присваивается каждой книге (а книга Галоганова его имеет - 5-93295-094-3), после выхода тиража направляется в Книжную палату России. В количестве ровно 16 штук. И палата делает рассылку (иногда этим занимается типография) по ведущим библиотекам страны.

Это – правило и закон. Мы запросили электронный каталог Российской Государственной библиотеки (бывшей «Ленинки») – там этой книги нет. А такое невозможно в принципе! Мы проверили по «Яндексу» факт наличия – хотя бы в виртуальном виде – в библиотеках вузов. В библиотеках ВШЭ якобы есть 4 экземпляра (правда, не ясно, когда они туда поступили), 5 штук в библиотеке Саратовской государственной юракадемии, по 1 экз в областных научных библиотеках Твери, Белгорода и Ростова-на-Дону.

Кстати, Ростов позволяет предположительно назвать дату появление книги Галоганова в регионе. 4 октября 2014 года там проходила научно-практическая конференция, посвященная 150-летию российской адвокатуры. В ней участвовал и Галоганов. Возможно, что там он и вручил свежеотпечатанные экземпляры своего труда якобы 2003 года издания…

Но даже если появление книги на просторах России случилось не в 2014-м году, то нам все-таки хотелось бы получить ответ на вопрос: видели ли этот труд в Книжной палате на Звездном бульваре, дом 17 в 2003-м году – ведь ей присвоен ISBN, за который издательства отчитываются? Почти уверены, что мы услышим «нет».

Скорее всего, произошло следующее. Когда возник скандал с диссертацией, Галоганов или, скорее, его партнеры, занимающиеся «проводкой» таких диссертаций, решили применить следующую схему. Сегодня издать книгу за свой счет можно абсолютно спокойно, более того, там можно поставить любую дату, любой тираж, оформить выход задним числом. Чтобы потом показать один экземпляр в нужном месте в нужное время.

В данном случае, издается, например, в 2016-м году монография с датой 2003 год. И в ней содержатся те самые куски текста, которые заимствованы автором (Галогановым) из чужих трудов. После чего можно спокойно заявить, что некие юристы в своих книгах и статьях, вышедших в период с 2003 по 2011 год, процитировали книгу Галоганова 2003 года, а он, впоследствии, взял уже свои слова у них, не ссылаясь на себя. Что, со стороны выглядит даже логично.

Правда, тут появляется неловкий момент. Получается, что ничего не подозревающий автор, которого попользовали (в данном случае, со стороны Галоганова) сам превращается в плагиатчика! Ведь у него нет никаких сносок на книгу главы АПМО 2003 года издания! И уже против этого автора можно возбуждать дело о лишении степени – ведь он якобы списал с неведомой книги Галоганова. Может выйти некрасиво, особенно если Галоганов будет утверждать, что, скажем, Анатолий Кучерена «слизал» нетленные мыли главы АПМО с издания 2003 года (а так и получается).

Но г-н Кучерена слишком известный и профессиональный человек, чтобы заниматься такими делами. Узнай он об этом, конфликт неизбежен…

Хотя дело здесь даже не в том, что Галоганов подставил других. Проблема в другом – в коррумпированности системы, позволяющей таким людям заниматься не профессиональной деятельностью, а «решать вопросы», прикрываясь к тому же фальшивыми учеными званиями и степенями. При этом, судя по всему, ресурса у «решалы» Галоганова хватает. Как сообщил источник в Минобрнауки, в отзыве, составленном ведомством, вопросы «заимствования» у статусных представителей адвокатского мира типа А.Кучерены просто…не обсуждаются! О них тактично «забыли», закрыли на них глаза! Упомянули только о тех, кто не сможет ничего противопоставить могущественному главе АПМО типа Грудцыной.

Рука руку моет

Почему мы говорим о системе? В создании и проталкивании «нетленки» Галоганова сыграли свою роль многие люди. У одних (Л.Грудцыной) он нещадно списывал – при этом г-жа Грудцына была официальным оппонентом его диссертации, но возражать против плагиата не стала. Оно и понятно – вес фигур несоразмерный, хотя Людмила Юрьевна очень серьезный ученый, настоящий адвокатовед.

Гораздо более интересны две других персоны – первого проректора МГЮА им.Кутафина Елены Юрьевны Грачевой и завкафедрой правовых основ управления МГИМО Аллы Ендольцевой. Она же – глава диссертационного совета при Университете МВД им.Кикотя. Почему?

Алексей Галоганов числится по совместительству, на полставки преподавателем в МГЮА им.Кутафина. Попал он туда, скорее всего, с подачи своей старой знакомой, первого проректора университета Елены Грачевой. Зачем? От МГЮА Галоганову был нужен педстаж на профессорской должности. В том числе и для защиты диссертации. Понятно, что глава АПМО там не работает – для того чтобы работать с учениками, готовиться к занятиям, вести их нужна куча времени. У Галоганова его нет, уходить с должностей он не собирается. Поэтому в МГЮА он работает фиктивно. Но это не беда – стаж идет, на бумаге занятия тоже проводятся, ученики как бы есть. Так что со временем накапливаются формальные условия, которые позволяют Галоганову получить профессора. И помогает ему в этом г-жа Грачева.

Но и это еще не все. Г-жа Грачева, как говорят, дружит с Аллой Ендольцевой, работает в МГИМО, оппонирует там на защите диссертаций. И вот, когда разгорелся скандал вокруг галогановской диссертации, она, якобы, и попросила Ендольцеву о помощи. Ну как не порадеть родному человечку…Есть мнение, что схему с «обратной» печатью книги придумали именно в МГИМО.

Но почему эти две дамы могли пойти на поводу у главы АПМО в деле фальшивой диссертации? Ответ прост: Алексей Галоганов нужный человек. Будем честны: в системе адвокатуры много таких моментов, которые можно решить только с помощью денег. Например, вопрос вступления в ряды адвокатов и трудоустройства по окончанию вуза. А теперь посмотрим на Алексея Павловича Галоганова, человека номер два в российской адвокатуре: он встроен везде, где только можно, у него суперсвязи, он суперзанят. Он интересен всем – и в этом, кстати, уже кроется серьезная коррупционная составляющая.

Поэтому он интересен и для вуза – в данном случае МГЮА, для которого он может помочь устроить на работу «нужных» выпускников. Ну и, возможно, МГИМО. Работает старый принцип: ты мне – я – тебе. Для Галоганова Грачева и Ендальцева «решают вопрос» - благо, в одной связке совмещены и проректорство, и главенство в диссоветах. Личные отношения влекут нарушающую правовые нормы лояльность. А в результате все они становятся звеньями единой коррупционной практики, разъедающей больное тело российской адвокатуры.

По 146-й

Но есть у такой «помощи» и другая сторона вопроса. Сегодня многие забывают о наличии статьи 146 Уголовного кодекса, которая карает за плагиат, или как-то не соотносят ее с подобными фактами применительно к диссертациям. А ведь это серьезное преступление, предполагающее достаточно тяжелое и, главное, невыгодное репутационно наказание. Именно поэтому Галоганов, как и другие чиновники и госслужащие, уличенные в плагиате, прилагают массу усилий, чтобы «замести следы».

Правда, своими действия Галоганов и его команда сами подложили себе свинью. Некоторое время назад по инициативе главы АПМО в Кодекс профессиональной этики адвоката была введена норма о том, что адвокат должен быть этичен не только в судебных отношениях, но и в повседневной жизни. Но казус с фальшивой диссертацией и фальшивой книгой показывает, что сам Галоганов эту норму Кодекса не соблюдает. За что, с учетом всего вышеперечисленного, вполне законно может быть лишен статуса адвоката.

Но только вот в чем тут заковырка. Вы знаете, кто является главой Экспертного совета ВАК по праву при Минобрнауки России? Того самого, куда идут жалобы на псевдодиссертации, в том числе и по Галоганову? Surprise – первый проректор МГЮА Елена Юрьевна Грачева! И выстраивается (пусть гипотетически) замкнутый круг: жалоба на «труд» главы АПМО, который он защитил не без протекции проректора МГЮА Грачевой, с которой дружен много лет и в учебном заведении которой числится по совместительству преподавателем, уходит на рассмотрение… в экспертный совет ВАК, который возглавляет… первый проректор МГЮА Елена Юрьевна Грачева. Там ходатайство логично получает от ворот поворот и с отрицательным ответом уходит, надо полагать, заявителю. Не будет же Елена Юрьевна опровергать и раскрывать саму себя как человека, заинтересованного в том, чтобы Алексей Павлович остался при научных регалиях!

Однако похоже, что времена меняются. Как сообщил нам тот же источник, на отказ экспертного совета признать очевидные нарушения и плагиат Галоганова в Минобрнауки поступило новое заявление, которое замглавы Департамента аттестации научных и научно-педагогических работников С.Б.Карунин расписал… в тот же Экспертный совет. На первый взгляд, это может показаться банальным чиновничьим «замыливанием» проблемы. Но хочется верить, что ветры, повеявшие над ведомством Ольги Васильевой, очистят затхлую атмосферу кумовства и коррупции.

Хватит ли силы у чиновников Минобразования (и нового ведомства) следовать букве и духу закона? Или позвонковое право снова поборет законы РФ? Скоро увидим.

http://og.ru/society/2018/05/29/96737