Дело одиноких отцов: почему в России преследуют за суррогатное материнство



Отцы-геи, обращавшиеся к услугам суррогатных матерей, начали покидать страну на фоне слухов о допросах в Следственном комитете РФ по делу о торговле детьми.

С начала года Следственный комитет России (СКР) расследует уголовное дело о торговле детьми. В конце сентября агентство ТАСС со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщило, что планируются аресты отцов, которые прибегали к помощи суррогатных матерей для рождения детей.

"Папа-мама": история одинокого отца в России

Дочке Владимира (имя изменено), молодого юриста из крупного российского города, скоро исполнится три года. Девочку ждала вся семья - в трех поколениях до этого были одни мальчики. Поэтому с воспитанием молодому отцу с энтузиазмом помогают его родители, родственники и даже 80-летняя бабушка, которая с рождением ребенка превратилась в заботливую бодрую няню. О том, как родилась девочка, знают только близкие люди. Остальные догадываются, но не задают лишних вопросов.

"Когда я планировал рождение ребенка, это можно было сделать во всех клиниках репродукции. Выбирал недорогую стоимость ЭКО (экстракорпорального оплодотворения. - Ред.) в сочетании с опытом врачей. Расходы на ЭКО с донорской клеткой были около 250 тысяч рублей. Выбрал удачно, беременность наступила с первого раза", - вспоминает Владимир. Суррогатной мамой стала женщина из Украины из приграничного региона. "Я с ней несколько раз встречался, когда наступила беременность. Говорить особо было не о чем. Она рассказывала о своих детях, о политике, о погоде", - говорит отец. Всего Владимир потратил около двух миллионов рублей, из которых миллион - компенсация суррогатной матери. Сэкономить удалось на юридическом сопровождении, так как Владимир сам специализируется на семейном праве.

"Провожали как отца-героя"

Роды были тяжелые. Новорожденную дочь сразу госпитализировали в детскую больницу. Врачи посоветовали Владимиру срочно оформлять документы и ложиться ухаживать за ней. Свидетельство о рождении с прочерком в графе "мать" удалось оформить за неделю через обязательное ходатайство в суд.

"Лежали долго. Выписывался один с дочкой. Провожали из больницы как отца-героя, с добрыми напутствиями", - рассказывает он DW. После этого Владимир ушел в официальный отпуск по уходу за ребенком. Встал в очередь в детский сад как неполная семья. Даже начал получать все детские пособия. "Они, конечно, смешные, но приятно, что государство нас признает семьей", - говорит Владимир, которого дочка иногда называет "папа-мама". В будущем отец не планирует скрывать от ребенка историю ее рождения.

В конце сентября Владимир узнал от знакомых новость о том, что СК планирует арестовывать неженатых мужчин с детьми от суррогатных матерей. "Если честно, я жутко испугался. За все время я как одинокий отец не сталкивался с гомофобией. Сейчас, видимо, начнется. Это подло. Очевидно, что это провокация и кому-то это было выгодно, - говорит Владимир. - Я не хочу бежать. Но если такой фон, то лучше нам планировать эмиграцию. В Германии живет двоюродная сестра, друзья. Наверное, это будет лучшее место для нас".

Почему начали преследовать одиноких отцов?

О том, что отцов-одиночек с детьми от суррогатных матерей могут привлечь к уголовной ответственности, а их детей забрать в приюты, публично стало известно благодаря двум комментариям. Один принадлежит анонимному источнику ТАСС в правоохранительных органах, другой - адвокату Игорю Трунову.

Последний представляет интересы обвиняемых в уголовном деле, которое изначально казалось бы совсем не касается "одиноких отцов". В январе 2020 года в подмосковной квартире, предположительно, от синдрома внезапной смерти новорожденного умер мальчик. Приехала скорая помощь, затем - полиция, которая выяснила, что в квартире есть другие дети и что все они - от суррогатных матерей. За ними присматривала няня, которая и сообщила о смерти младенца. Новость о "подозрительной квартире" появилась в сюжетах федеральных каналов, а уголовными делами о торговле детьми и причинении смерти по неосторожности занялись в Главном следственном управление СК РФ. Детей же отдали в интернаты, хотя у каждого были ожидающие их родители, в том числе иностранные. Они не смогли приехать на роды, поэтому, по протоколу, детей по доверенности передали ненадолго под присмотр няни.

Но уголовное дело обросло другими эпизодами рождения детей от суррогатных матерей, и его переквалифицировали по более тяжелой статье о купле-продаже людей, повлекшей по неосторожности смерть, в составе организованной группы. Начались аресты.

Как от суррогатного материнства пришли к "купле-продаже людей"?

Сейчас в деле не менее 10 фигурантов, включая врачей и двух суррогатных матерей. Многие из них - сотрудники компании "Росюрконсалтинг", которая юридически сопровождает суррогатное материнство, и "Европейского центра суррогатного материнства" (ЕЦСМ), в котором искали суррогатных матерей, обследовали и обеспечивали им условия проживания. Эти две компании работали вместе годами, к ним обращались сотни клиентов.

"Я работаю с 2003 года в соответствии с законом. Мы были первой юридической компанией, которая стала работать в этой области в России, - пояснил DW генеральный директор "Росюрконсалтинга" Константин Свитнев. - Сейчас есть сотни агентств, которые занимаются суррогатным материнством. Но следствие занимается только мной и только теми людьми, которых я консультировал".

Следствие пыталось доказать, что клиентам просто передавали новорожденных, не задействуя их генетический материал. Попросту торговали младенцами. Но это не так, заверяет Свитнев. Сторона защиты уже предоставила в доказательство генетические экспертизы.

Причем тут "одинокие отцы"?

И тут в деле появляются так называемые "одинокие отцы". Оказалось, что во время расследования следствие не просто хотело установить факт торговли детьми, но и выясняло сексуальную ориентацию клиентов "Росюрконсалтинга" и ЕЦСМ. Так, по данным "Фонтанки", на допросах врачей-репродуктологов спрашивали о сексуальной ориентации своих пациентов и конкретно - о "признаках гомосексуальности".

"Я сам в жизни такого не спрашивал у клиентов! - возмущается Свитнев. В 2010 году он доказал в суде, что родителями по программам суррогатного материнства могут становиться не только одинокие женщины, но и одинокие мужчины. - Все это выглядит как изначальная атака следствия на лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, что, разумеется, является абсолютной дискриминацией".

В доказательство, что следствие намеренно ищет отцов-геев, Свитнев приводит в пример обыски в клиниках, которые сотрудничали с "Росюрконсалтингом" и ЕЦСМ. Среди них - "Европейский медицинский центр" в Москве, где в сентябре при обысках упор был сделан на информацию о клиентах, являющихся одинокими мужчинами. DW обратилась в эту клинику, чтобы проверить информацию об обысках, но там отказались подтвердить или опровергнуть слова Свитнева.

Также, по данным гендиректора "Росюрконсалтинга", нескольких одиноких отцов вызывали по телефону на беседу в СК. "Я не могу сказать точно, сколько из моих клиентов в итоге сходили в СК. Мои телефоны прослушиваются, и мы не все обсуждаем с ними. Но то, что их вызывали - однозначно", - говорит Константин Свитнев. Он рекомендовал своим клиентам не ходить на такие неформальные беседы и требовать официальной повестки. Кроме того, он посоветовал сделать тест ДНК на родство, скопировать все медицинские документы о суррогатном материнстве и заверить у нотариуса, а оригиналы хранить в ячейке. Минимум двое клиентов, по информации Свитнева, уже покинули Россию вместе с детьми.

Что говорят в СКР по поводу преследования одиноких отцов

Сам Следственный комитет РФ до сих пор ни подтвердил, ни опроверг информацию о допросах. На официальный запрос DW ведомство также не ответило. "Их красноречивое молчание о многом говорит. Их открыто уличили в совершении преступления", - уверен Константин Свитнев.

За разъяснениями в СКР также обратилась депутат Госдумы Оксана Пушкина. По ее словам, нетрадиционная сексуальная ориентация одиноких отцов не является основанием в ограничении прав, да к тому же недоказуема. В ведомстве ей, впрочем, пока что не ответили.

"Ребята ни в чем не виноваты, в сложившейся ситуации наш долг - защитить их от бесправия и мракобесия. Это очень опасно, ведь мы рискуем открыть ящик Пандоры. Вот где стоит задуматься противникам ювенальной юстиции, ведь на таких сомнительных основаниях отобрать детей можно будет у кого угодно!" - сказала депутат корреспонденту DW.