Адвокатам могут не подписывать документ о запрете разглашения данных следствия



Совет адвокатской палаты Москвы разрешил коллегам отказываться от подписания документа о неразглашении данных предварительного расследования: это действие не образует дисциплинарного нарушения. 

Палата рассмотрела представление Минюста, возбужденное по жалобе начальника следственного управления ФСБ на то, что трое защитников обвиняемого в госизмене не стали давать подписку о неразглашении, в чем ведомство усмотрело дисциплинарное нарушение. 

«Совет пришёл к выводу о том, что положения части 3 статьи 53 и части 3 статьи 161 УПК РФ не могут пониматься как возлагающие на защитника обязанность дать указанную в них подписку, в отличие от требования части 5 статьи 49 УПК РФ, прямо предусматривающего такую обязанность защитника. 

Совет далее обратил внимание на то, что документ, названный следователем «Подписка о неразглашении данных предварительного расследования», в действительности не содержит не только никаких упоминаний ни о сведениях, не подлежащих разглашению, ни о сроке действия запрета их разглашения, ни даже самого предупреждения о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения данных предварительного расследования, прямо предусмотренного требованиями УПК РФ», - говорится в сообщении Адвокатской палаты Москвы. 

Совет обращает внимание, что предложенный следствием к подписи документ содержит лишь предупреждение об уголовной ответственности по статье 310 УК РФ, а также удостоверенный понятыми и следователем факт отказа адвокатов поставить под ним подписи и пояснения мотивов отказа, данные самими адвокатами.

«При этом в ходе дисциплинарного разбирательства установлено, что каждым из адвокатов при вступлении в уголовное дело в качестве защитников были даны подписки о неразглашении содержащихся в деле сведений, составляющих государственную тайну.

Совет, проанализировав в совокупности обстоятельства, установленные в ходе дисциплинарного разбирательства, пришёл к выводу о том, что попытка следователя отобрать у адвокатов подписи под документом, не соответствующим требованиям закона и содержащим предупреждение об уголовной ответственности за не идентифицированные надлежащим образом действия, в действительности не могла способствовать обеспечению законных интересов предварительного следствия (которые, к тому же, уже были обеспечены подписками адвокатов о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну). В то же время эта попытка могла быть направлена на воспрепятствование адвокатам в осуществлении их профессиональной деятельности по осуществлению защиты их доверителя», - подчеркивает Совет Адвокатской палаты Москвы. 

Он предупреждает, что одним из способов такого воспрепятствования может являться инициирование уголовного преследования адвокатов по статье 310 УК РФ. 

«В этой связи Совет подчеркнул, что в соответствии со статьей 18 Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются», - подчеркивается в сообщении.

В источнике