Российская адвокатура: закон и ненависть на краю пропасти



 

Адвокат должен вначале преуспеть, затем приобрести уважение, а затем стать честным.

Американское юридический юмор

 

Давайте вспомним, какой была российская адвокатура первые лет эдак 25 после распада СССР: она создавала у многих непосвящённых, если и не образ некого секретного сообщества рыцарей -джедаев, то уж глубоко законспирированной масонской ложи – совершенно точно. Романтический флёр таинственности окружал адвокатов, их проигрыши и подвиги, карьеру и довольно нечастые публичные заявления известных мэтров. Иногда, казалось, даже что благодаря адвокатам в России есть какое-то независимое правосудие. Например, когда суд присяжных взял и оправдал Япончика, обвинявшегося в убийствах. Но что осталось от этого флёра и от той подающей надежды «адвокатуры переходного периода» сейчас?

 

«Не вливают вина молодого в мехи ветхие...»

Хороший адвокат изучает законы; умный адвокат приглашает судью на обед.

Американское юридический юмор

 

«Адвокат – равноправный участник судопроизводства». Так назывался круглый стол, прошедший на прошлой неделе в Совете Федерации. Хочется, конечно, добавить старое, доброе: «Фантастика – на втором этаже». Названный Круглый стол осенили свои присутствием судебные бонзы из Совета судей РФ и Верховного суда. Задача присутствовавших высокопоставленных посланцев ФПА состояла в том, чтобы изящно заискивая перед «старшими товарищами», вежливо попросить их о том, чтобы они не давали указаний о выволакиваний адвокатов в наручниках из судов и вообще немного прислушивались к тонкому голоску «адвокатского сообщества». Судебные бонзы авторитетно покивали жалким потугам «старцев из ФПА», но ничего не обещали, как и не позволили задавать лишних неудобных вопросов, на которые, как обычно «совсем не осталось времени». Комментаторы в соцсетях оценили переговоры «адвокатских мосек» с «судебными динозаврами», старым мемчиком «положили с прибором». Вообще все попытки ФПА по «защите профессиональных прав адвокатов» сводятся исключительно к многозначительным совещаниям, горестным вздохам в «Адвокатской газете» и публичному чтениюКодексапрофессиональной этики (для усмирения непокорных).  Свежий приговор адвокату Беньяшу, которого пытались защитить «вся адвокатская конница и вся адвокатская рать» (адвокатов, говорят, была даже больше, чем у Шакро и Ходорковского) – лучшее свидетельство оценки современной адвокатуры судейским сообществом. Авторитет не просто «ниже плинтуса», авторитет уже на уровне «абсолютного нуля».  Откровенно смешными выглядят на это фоне обещания многочисленных «ведущих адвокатских контор» «обеспечить эффективную защиту по резонансным, политическим и прецедентным делам». Так и хочется сказать – адвокат защити сначала себя сам, а потом уже спрашивай свои гонорары за защиту клиентов (за гонорары, если кто не в курсе, сейчас тоже весьма успешно сажают, пока адвокатские бонзы продолжают размазывать сопли по страницам «Адвокатской газеты»).

Венцом бессмысленной и разрушительной деятельности верхушки российской адвокатуры разумеется явилось так называемое «дело 32», когда «адвокатская элита» решила, что подача заявлений в правоохранительные органы на злоупотребления руководства региональных палат является «нарушением корпоративного духа» и «принципов деятельности адвокатуры» и выпустила знаменитое разъяснение «По вопросу допустимости обращения адвокатов в правоохранительные органы», которое нарушало не только ряд законов и Конституцию, но Европейскую конвенцию. Как следствие, группа адвокатов, включая прежде всего адвокатскую палату Удмуртской Республики,обратилась в Хамовнический районный суд г. Москвы с исками к ФПА РФ о признании ничтожными пресловутого разъяснения. Очень скоро любопытствующие смогу послушать, как люди, всю жизнь декларировавшие приверженность закону, свободе и демократическим ценностям, будут публично требовать от суда благословить нарушение Конституции и запретить коллегам «выносить сор из избы». Верхушка адвокатского сообщества, чувствуя, что «подгорает», уже заявила, что даже в случае проигрыша дела она будет настаивать на соблюдения «принципов деятельности адвокатуры» (переводяс адвокатского на русский – продолжит чинить беспредел).Думаю, что мы ещё увидим не один пример бюрократического беспредела в надежде сохранить контроль над 70 тысячами коллег. Адвокаты, ведь, в своё роде, тоже – нефть нашего времени. Причём, с весьма высоким «выходом» лёгких нефтепродуктов. А такое богатство так просто не отдают.

 

Бомба для г-на президента

Адвокат со своим чемоданчиком может украсть больше, чем сотня парней с револьверами.

М. Пьюзо

 

Руководство современной российской адвокатуры – это совершенно отдельная песня, протяжная, тусклая и унылая, как шаманское каламалание для поднятия плодовитости оленей.

Сегодняшняя адвокатская «верхушка» общается с «несогласными с линией партии» очень просто:

- «Не адвокат? Да как ты вообще смеешь рот раскрывать? Что ты понимаешь в адвокатуре? Юрист «третьего сорта»!»

- «Молодой адвокат? А молод ты ещё своё @@@@ на старших раскрывать! А ну – брысь под лавку и сиди там тихо!»

- «А ты старая адвокатская развалина, куда лезешь, заслугами тут трясёшь? Хватит расшатывать устои демократической адвокатуры!»

Повторимся, что самая большая проблема бонз федеральной адвокатуры в том, что они абсолютно не в состоянии решить проблему с уважением к адвокатскому сообществу: ни со стороны судей, ни со стороны простых юристов «без адвокатской лицензии». Вместо реального отстаивания прав адвокатов убелённые сединами старцы пишут промыслительные посты в блоги на сайте АГ.При этом бонзы, как  некую мантру твердят о необходимости «принудительно-добровольного» загона всех юристов - не адвокатов в новую «монопольную» адвокатуру. и «тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе..»[1] Иными словами, в новообретённой адвокатуре воцарится восторг, благость и благорастворение воздухов, а боссы ФПА будут взирать на это яко ангелы с небес.

Президент ФПА г-н Пилипенко – это вообще явление особенное, просто совершеннаяи иллюстрация народной поговорки про то, как в России чистят рыбу.Классический пример верховного адвокатского «руководства» - комментарии по поводу поста Романа Бевзенко о выступлении на недавнем юридическом форуме в Кремле. «Хорошо, что Бевзенко теперь слушают меньше» - пишет в Фейсбуке руководитель 70 тысяч адвокатов. В отличии от г-на Пилипенко Романа постоянно слушают в качестве эксперта по российскому праву английские и международные суды, а также тысячи студентов и величайшим достижением г-на Пилипенко было бы «заманить» такого юриста в адвокатуру, а не писать подобные публичные пасквили. Вообще, господин Пилипенко предпочитает игнорировать любую критику, снисходительно указывая, что критики ничего не понимают в деятельности адвокатуры и вообще хотят ее разрушить (очевидно, по заданию Моссад и Госдепа). Хотя давно уже пора задуматься о том, что происходит вокруг – приблизительно месяц назад в Фейсбуке очень активно обсуждался пост бывшего члена совета ФПА, доцента МГИМО и руководителя фирмы «Муранов, Черняков и партнёры» Александра Муранова. И все о деятельности и профессиональной состоятельности того же г-на Пилипенко. Все, кто знают Александра, подтвердят, что этот супервыдержанный человек будет писать о проблемах адвокатские бюрократии, когда пожар достиг уже высшего уровня опасности.  И такие вещи надо уже замечать пока руководящее кресло под тобой не развалилось. Но адвокатское руководство очевидно полностью разлучилось воспринимать действительность без большого шухера и небольшой адвокатской революции.

 

«Пришёл сердитый лесник и разогнал всех…»

Большинство хороших адвокатов хорошо живут, много работают и умирают в бедности.

Д. Уэбстер

 

Что может подумать среднестатистический рядовой обыватель, который является потенциальным клиентом адвокатуры, наблюдая весь этот «цирк с конями, тюленями и кордебалетом»? То, что эти люди неспособны защитить себя, самоорганизоваться и осуществлять осмысленную деятельность на пользу общества, при этом из каждого утюга и страницы соцсетей претендуя, что они способны защищать любого – от рядового обывателя до министра или олигарха по очень сложным делам. Это приблизительно, как попытка лечения в поликлинике у терапевта, у которого одновременно экзема, воспаление лёгких, чесотка, геморрой и энурез. 

Адвокатура, выйдя за рамки «закрытого адвокатского ордена», совершенно утратила чувство «духа эпохи», не смогла самоорганизоваться даже на самом примитивном уровне и продолжает настойчиво вытаскивать все свои язвы на обсуждение общественности. При этом, адвокаты, стремящиеся заниматься более-менее современным бизнесом, соответствовать требованиям своих зарубежных партнёров и более-менее решать сложные юридические задачи, давно уже прочно «забили» на ФПА с ее «мульками и разборками», и,  являясь только формально адвокатами, решают все свои профессиональные  вопросы вне устаревших адвокатских ограничений и подходов. Уже десятилетие  дискутируется вопрос об организации нормальных юридических фирм, а не никому непонятных «бюро и коллегий»,  Запад давно уже перешёл на альтернативные бизнес-структуры, на работу фирм в условиях взрывного развития LegalTech, а ФПА все ещё обсуждает является ли адвокатская деятельность предпринимательской.

Горячим вопросом на «повестке дня» является отношение государства ко всем этому бардаку. Российское государство, конечно, терпеливо, но рано или поздно все-таки снизойдёт к жалобам, как простых граждан, так и олигархических структур, что современная система юридической помощи напоминает не что иное, как обоз батьки Махно во время активного отступления через болото. Хорошим примером является действия государства по упорядочению представительства в судах. Пока адвокатское сообщество активно сралось по вопросу «адвокатской монопольки», государство спокойно и неторопливо узаконило требования предъявления представителями в суде диплома о юридическом образовании. Тем самым оно, пусть и несколько топорно, решило вопрос о том, что «ходят в суд всякие, без юридического образования, простых граждан дурят». Теперь вопрос «монопольки» как бы вообще завис.

Очевидно, что громкое громыхание разваливающейся колымаги ФПА ещё в течение двух-трёх лет приведёт неизбежно к создании в рамках Министерства юстиции своеобразного «департамента адвокатуры», который и будет обеспечивать на основании исправленного закона обеспечение населения и малого бизнеса качественными юридическими услугами без излишнего бюрократического крючкотворства и местечковых разборок. А тем, кто в это не верит, посоветуем обратить внимание на церковный опыт. «Категорически отделённая от государства» РПЦ функционирует куда менее свободно и демократично, чем «государственная» англиканская церковь. А рядовому народу – потребителю вообще на разные адвокатские мульки и стоны о независимости наплевать – главное платить за качественные услуги поменьше. Вот оно – «светлое будущее» российской адвокатуры.

 

Спасение утопающих, как коллективный проект

У адвоката репутация тем выше, чем больше его подзащитных отправилось на виселицу (виселица одновременно служит рекламой и свидетельствует о серьезности процесса).

Джордж Бернард Шоу

Чтобы хотя бы как-то себя спасти и обрести некий авторитет современная адвокатура  должна предпринять по истине титанические усилия, которое, прежде всего, заключаются в отвязывании  огромного бюрократического ФПА и Ко, который тянет ее на дно под унылые мантры об адвокатской свободе, независимости и священных принципах дореволюционной адвокатуры. Кончилось все это. Нет этого. Непродаваемо, как «Лада Калина» в Германии. Есть современный юридический бизнес, построенный на понятных общепринятых международных принципах, который даёт реальную прибыль и позволяет эффективно обслуживать клиентов. И есть прогнившее непойми чего, за что предлагают держаться всем конечностями те, кому это выгодно, и кто уже не может адекватно заниматься современным бизнесом.  Главное здесь -начавшееся самосознание и самоорганизации адвокатов, как в виде уже трижды проклятого адвокатской бюрократией «Парижского клуба», «Движения 2018» и куда более официального Союза адвокатов России. Им не нужна излишняя бюрократия, за которую они сами вынуждены платить, и они способны договариваться друг с другом без высокопарной лексики и разделения коллег на адвокатов «различных сортов». Если эти общественные объединения не смогут вывести адвокатуру из тупика, куда ее загнали коллеги, не желавшие обсуждать острые вопросы адвокатского жития и отдавшие его на откуп профессиональным бюрократам, обсевшим адвокатуру, как тушу протухшего мамонта, то адвокатуру, пережившая революцию, вождей, застой, перестройку, перестрелку и пять сроков, развалится и канет в небытие. Но пережившие это юристы обязательно организуют что-то новое на ее месте. Но это будет совсем иная, возможно гораздо лучшая история.

 

Вице-президент Союза Адвокатов России

Член Адвокатской Палаты г Москвы

Кандидат юридических наук

Солиситор Англии и Уэллса.Гололобов Д. В. (Dmitry Gololobov)