ПРОЕКТ РЕКОМЕНДАЦИИ Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.



ПРОЕКТ РЕКОМЕНДАЦИИ Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека по итогам специального заседания на тему: «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности» и замечания на него Союза Адвокатов России, Гильдии Российских Адвокатов.

 

Замечания на проект

РЕКОМЕНДАЦИИ

Совета при Президенте Российской Федерации

по развитию гражданского общества и правам человека

по итогам специального заседания на тему:

«О роли адвокатуры в правозащитной деятельности»

 

Уровень развития адвокатуры – индикатор состояния защищенности прав и свобод человека и гражданина. Право на справедливое судебное разбирательство и квалифицированную юридическую помощь адвоката, является частью фундаментальных и свобод человека и гражданина которые закреплены в международных конвенциях, декларациях и Конституции РФ. Президент РФ является гарантом прав и свобод человека и гражданина и в соответствии с Присягой Президента охраняет права и свободы человека, которые определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность всех органов государственной власти.

Адвокатская деятельность организована в рамках профессионального самоуправления и самоконтроля, независимого от органов власти. С момента принятия ФЗ N-63-ФЗ «Об адвокатской деятельности...» 2002 года, стали очевидными недостатки правового регулирования адвокатской деятельности.

В организационном построении адвокатуры произошла подмена понятий «независимость адвоката» в конкретном деле, на безнаказанность группы региональных бессменных президентов адвокатских палат.Действующее законодательство об адвокатуре не предусматривает внутриорганизационных гарантий прав адвоката. Президенты не подчиняются ни на федеральном, ни на местном уровне органам законодательной, исполнительной власти, в том числе и, формально являющийся органом руководства, Федеральной палате, и та несет лишь методологические функции, отсутствуют, как таковые, формы общественного контроля.

Сегодняшняя форма выборов руководства - «президент подбирает себе выборщиков». Президент адвокатской палаты, он же Председатель квалификационной комиссии, имеет возможность безгранично карать, возбуждать дисциплинарное производство, проводить проверки на основе неопределенной трактовки этических принципов.

За 12 лет действия такого коррупционного закона сформировалась каста узкого круга президентов адвокатуры и их послушного окружения, которые выстроили коррупционно-откатную вертикаль. Прием в адвокатуру и сдача квалификационного экзамена поставлена на коммерческую основу, налажены «откатные схемы» расходования сотен миллионов рублей, собираемых за счет ежемесячных взносов с каждого адвоката, на руководящих должностях в адвокатуре «расставлены» близкие родственники, родственников руководителей суда и правоохранительных органов, заблокировали социальные лифты.

 

В адвокатуре отсутствует общественный контроль, который необходимо возложить на независимые адвокатские объединения, где члены контрольных организаций не должны иметь никакого отношения к органам руководства адвокатским сообществом (запрет на одновременное занятие должности президента, вице-президента, члена квалификационной коллегии, или иного сотрудника в адвокатской палате). Требуется полная независимость.

Мощный институт адвокатуры, влияющий на многие правоприменительные процессы, на обеспечение общества и государства квалифицированной юридической помощью, сегодня фактически является бесконтрольным и управляемым не членами адвокатского сообщества, а узким кругом бессменных региональных руководителей адвокатских палат.

Необходимо ограничить срок пребывания на должности Президента адвокатской падали не более двух сроков, исключив из законодательства слово «подряд» (п. 3 ч.1 ст. 31).

Предлагаем:

- Разработать предложения по демократизации самоуправления в адвокатском сообществе.

- Предусмотреть более эффективные меры общественного адвокатского контроля в вопросах администрирования адвокатских палат во избежание случаев явного злоупотребления и коррупционных проявлений.

- Ограничить пребывание на должности президента адвокатской палаты двумя сроками и не более;

- Законодательно закрепить комплекс мер, направленных на обеспечение безопасности адвокатов при осуществлении профессиональной деятельности.

Президент Союза Адвокатов России– И.Л. Трунов

 

 

 проект

РЕКОМЕНДАЦИИ

Совета при Президенте Российской Федерации

по развитию гражданского общества и правам человека

по итогам специального заседания на тему:

«О роли адвокатуры в правозащитной деятельности»

 

31 марта 2015 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) провел специальное заседание на тему «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности».

Заслушав выступления представителей Минюста России, адвокатского и судейского сообщества, общественных деятелей и экспертов, Совет констатирует следующее.

 

1. Закрепленные в Конституции РФ положения о том, что каждому гарантируются судебная защита его прав и свобод и необходимое в этих целях получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой - в предусмотренных законом случаях - бесплатно  (п. 1 ст. 46, п. 1 ст. 48), предполагают соответствующие обязанности государства по обеспечению данных гарантий и участие в осуществлении названных прав квалифицированных юристов-адвокатов. Без квалифицированной юридической помощи со стороны профессионала, который в судебном процессе противостоял бы публичным институтам власти и мог бы обеспечить также равенство перед судом участников гражданско-правовых отношений, невозможен ни реальный доступ к суду, ни справедливое правосудие. Достижение этих целей в правовой системе России обеспечивается деятельностью такого института гражданского общества как адвокатура. В то же время существуют серьезные проблемы, которые препятствуют максимально эффективному осуществлениюквалифицированной юридической помощи.

2. Оказание платной юридической помощи (за исключением такой помощи по уголовным делам) в Российской Федерации признается и широко распространено также в качестве предпринимательской деятельности, к которой – в отличие от адвокатской деятельности - не предъявляются никакие квалификационные и профессионально-этические требования, в том числе, касающиеся специального юридического образования ее субъектов, и не установлены формы ни ведомственного, ни профессионально-корпоративного контроля. Эти требования существуют только по отношению к оказывающим юридическую помощь адвокатам. Деятельность всех прочих физических и юридических лиц по оказанию платных юридических услуг практически  не регулируется.

3. Если обязательное членство адвокатов в адвокатской палате (после успешной сдачи ими квалификационного экзамена и принесения присяги) является механизмом для допуска к профессии и профессионального контроля за их деятельностью (которая не является коммерческой (предпринимательской), то на юридические коммерческие организации (фирмы) не возлагается задача обеспечивать ни профессиональный уровень, ни доступность для граждан и организаций юридической  помощи – они ориентированы на работу в сфере бизнеса и получениеприбыли именно от оказания ему юридических услуг. Это же относится и к частнопрактикующим лицам (даже не всегда имеющим юридическое образование), не работающим в каких-либо организациях – их число, по мнению членов Советов адвокатских палат субъектов федерации, в 6 - 10 раз больше числа адвокатов[1].

4. Делегирование профессиональному  объединению адвокатов государственных полномочий по организации юридической помощи - при обязательном членстве в таком адвокатском объединении (за исключением случаев представительства организаций их штатными работниками, если иное не установлено федеральным законом - ст.2 ФЗ « Об адвокатской деятельности и адвокатуре») - адекватно конституционной  ответственности государства  за обеспечение квалифицированной  юридической помощи. Такая ответственность предполагает также необходимое совершенствование профессиональных и организационных предпосылок юридического консультирования и представительства, что осознается всеми отвечающими за эту деятельность субъектами - профессиональной адвокатской корпорацией, правозащитным сообществом и государством.

5. Современные преобразования в данной области должны бытьнацелены, в частности, на то, чтобы:

1) Обеспечить каждому доступ к правосудию и качество профессионального юридического представительства – этому препятствует отсутствие единых требований  к судебным поверенным и недостаточное финансирование субсидируемой государством бесплатной юридической помощи.

2)Ввести иной метод регулирования деятельности юристов-коммерсантов - она  сейчас  не ограничивается ни государственным контролем, ни  обязательной принадлежностью к адвокатской корпорации, что, помимо прочего, ставит адвокатов в худшие условия при их участиив юридической поддержке бизнеса.

3) Сохранить независимость и самоуправление адвокатуры - на  них  не может посягать государство, поскольку адвокат поотношению к нему выступает  другой стороной спора в суде.

4) Обеспечить  реальные гарантии состязательности в судопроизводстве и адвокатской неприкосновенности – иначе  юридическое представительство перед органами расследования и судом  не может быть эффективным.

 

6. По мнению Совета, реализация названных задач  возможна, когда:

а) ко всем субъектам юридической помощи предъявляются одинаковые требования, что  гарантируется в адвокатуре адвокатским статусом – иначе не осуществим профессиональный отбор и контроль за должным  профессиональным уровнем; поэтому же должна исключаться ситуация, при которой  лица, не отвечающие требованиям к этому уровню, в том числе  изгнанные ранее из любых профессиональных юридических сообществ, могли бы продолжать заниматься такой же деятельностью в  другом профессиональном объединении;

б) независимость и самоуправление адвокатской корпорации  - в качестве принципов организации деятельности по оказанию юридической помощи в рамках законодательного регулирования - не могут ограничиваться ведомственнымрегулированием иконтролем за существом  и результатами деятельности адвокатов и адвокатуры как института гражданского общества;

в) обеспечивается  достаточное финансирование государством признаваемого обязательным оказания юридической помощи, в том числе бесплатной (для  граждан), по тарифным ставкам, соответствующим объёму и сложности этой работы и способствующим должному профессиональному уровню оказания такой помощи, а также иные необходимые формы ресурсной поддержки адвокатуры государством;

г) адвокатура пополняется квалифицированными специалистами-адвокатами, которые ориентированы не на предпринимательскую (коммерческую) деятельность в  конкурентной среде, а  мотивированы  целью защиты прав граждан и их объединений;

д) исключаются законодательные установления и практики, противоречащие статусу адвоката как независимого советника по правовым вопросам и состязательным началам в публично-правовых (административных, налоговых, уголовно-правовых) спорах, где в юридической поддержке нуждается противостоящая государственным инстанциям и потому более слабая сторона конфликта, представляемая адвокатом.

7. Задачи по созданию  таких условий требуют разработки и принятия разных мер и последовательных,  не одномоментных преобразований. При этом должны быть соблюдены те принципы, которые обеспечивают выполнение адвокатурой конституционной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи – как делегированного ей государством полномочия - и определенная последовательность планируемых мероприятий.

 

В этой связи Совет считает возможным рекомендовать следующее.

А) Исходя из конституционно-правовой и социальной значимостипреобразований сферы оказания квалифицированной юридической помощи процесс подготовки и реализации таких реформ должен основываться на широком свободном публичном обсуждении институтами гражданского общества, в том числе  адвокатским сообществом (на  общих собраниях адвокатов палат всех субъектов Российской Федерации), инициатив и проектов, исходящих как от органов государственной власти, так и от адвокатских образований, тщательном анализе и учёте всех мнений и предложений (включая альтернативные), направленных на обеспечение указанных приоритетов. Это вытекает из Указа Президента Российской Федерации от 07 мая 2012 г. № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления», где предусмотрено общественное обсуждение проектов законодательных преобразований, имеющих важное общественное значение.

В частности, такие подходы необходимы при доработке Государственной программы «Юстиция», которая готовится для представления на утверждение Правительства Российской Федерации к  2017-2020 годам.

Б) Учитывая значение адвокатуры как института гражданского общества, и прямо предусмотренный законом статус адвокатуры как профессиональной, самоуправляемой, независимой некоммерческой корпорации и основанный на этих положениях статус адвоката, который не вправе заниматься другой, кроме адвокатской (и творческой), оплачиваемой деятельностью, представляется неверным рассматривать пути реформирования института адвокатуры исключительно в рамках «создания единого рынка услуг по оказанию юридической помощи», как это проектируется при разработке Государственной программы «Юстиция».

Напротив, важно, развивая и совершенствуя адвокатуру, способствовать укреплению ее положения как правозащитного института гражданского общества, активного проводника принципов правового государства в целях защиты прав граждан и организаций, а не как структуры, действующей в конкурентной среде на рынке юридических услуг. Именно этого стремился избежать российский законодатель в конструкции правоотношений в сфере оказания юридической помощи, исключив в деятельности адвокатуры сугубо экономические мотивы и господствующие на рынке гражданско-правовые методы регулирования и подчеркивая зависимость адвокатской деятельности исключительно от требований закона и интересов заявителя. Только в таком статусе адвокатура может выполнять роль эффективного инструмента, обеспечивающего доступ к правосудию, служить - исключительно правовыми способами - разрешению общественно значимых конфликтов, предотвращению и снятию социальной напряженности в связи с острыми социально-экономическими проблемами, а также сохранению стабильности в обществе.Исходя из этой роли адвокатуры - как инструмента  укрепления правового мира - ее преобразования и поддержка тем более настоятельны.

В) Гарантии квалифицированной юридической помощи требуют решения статусных и кадровых вопросов и в адвокатуре, и в корпусе юристов, обслуживающих бизнес, что предполагает принципиально однотипные профессионально-этические требования к юридическим консультантам и представителям и соответствующие формы государственного контроля за организацией этой деятельности.

В связи с этим необходимо, чтобы программы совершенствования сферы правовой помощи, в том числе предлагающие новые организационные структуры для объединений адвокатов и коммерческих юристов (и в частности Государственная программа «Юстиция»), были ориентированы на сохранение и повышение профессионально-этического потенциала адвокатского сообщества, недопустимость снижения стандартов профессионального отбора в адвокатуру, и, соответственно, предполагали разработку критериев и условий получения бизнес-юристами статуса адвоката, сопоставимых с требованиями действующего законодательства об адвокатуре, без необоснованного их упрощения.

Вместе с тем представляется целесообразным, во всяком случае, на переходный период, когда решается вопрос о возможном вхождении  обслуживающих бизнес юристов в состав адвокатуры, учредить  внутри адвокатского сообщества  особую  подструктуру, членство в которой - при наличии у юриста полного профильного вузовского образования и необходимого практического опыта по юридическому консультированию  и представительству в рамках юридических фирм - позволяло бы также осуществлять представительство в суде, в том числе в условиях введения адвокатской монополии.

Профессиональная структура  бизнес-адвокатов (поверенных) внутри адвокатского сообщества может  - при сохранении  в отношении этой структуры всех функций органов адвокатского самоуправления - дополнительно обеспечивать соблюдение корпоративных правил деятельности по правовому обслуживанию, а также прав и обязанностей партнеров и работников юридических компаний, стандартов оказания юридической помощи, подтверждаемых и контролируемых ведомством юстиции. Соответственно,    организационные формы  деятельности адвокатов  могут получить определенное развитие, учитывающее особенности оказания юридической помощи бизнесу, например, в рамках партнерского договора.  

При этом нельзя допустить, чтобы ориентация на единые стандарты юридической помощи, оказываемой разными категориями юридических консультантов, служила основанием для нормативных или внутрикорпоративных решений о передаче значительной части гонорара, получаемого адвокатами, органам адвокатских образований или об увеличении видов и уровня налогообложения адвокатов и других выплат  в бюджет (по аналогии с правилами в отношении юридических фирм, занимающихся вне адвокатуры коммерческой деятельностью). Вместе с тем образование подструктуры  бизнес-поверенных и распространение на ее членов обязанности участвовать, наравне с другими адвокатами, в перечислении средств на оказание - в установленных законом случаях - бесплатной юридической помощи гражданам позволило бы государству приравнять налогообложение этой части юридических консультантов к налогообложению адвокатов.

Существование  отдельной подструктуры  бизнес-поверенных обеспечивало бы также необходимую возможность государственного регулирования и контроля -  с учетом особенностей организационных форм их деятельности, в случаях,  когда  она будет осуществляться  от имени   их партнерского объединения.

Из правомочий таких поверенных должны быть исключены лишь функции адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве, принципиально возлагаемые только на адвокатов, приобретающих свой статус в соответствии с общими требованиями к приему в адвокатуру,   и осуществляемые ими только в личном качестве. Это, конечно, не может быть связано с лишением последних права также оказывать юридическую помощь бизнесу - в рамках действующего законодательства и в предусмотренных им организационных формах, не может означать отказ от необходимого развития гарантий деятельности адвокатов в современных условиях, не снимает, в том числезадачу систематического повышения квалификации адвокатов и освобождения адвокатуры от неквалифицированных и недобросовестных участников сферы правовой помощи - исключенных из адвокатского, нотариального сообщества или уволенных из правоохранительных и судебных органов за совершение аморальных и противоправных поступков.

Г) Статус адвокатуры как правозащитного института гражданского общества и профессиональной саморегулируемой организации, который исключает установление ведомственного контроля или надзора за осуществлением профессиональной адвокатской деятельности по оказанию квалифицированной правовой помощи, соответственно, не может не предполагать, что:

- регулирование адвокатской деятельности должно осуществляться преимущественно самим адвокатским сообществом при минимально необходимом участии государства там, где это требуется для обеспечения законодательных гарантий этой деятельности;

- предмет государственного контроля за адвокатской деятельностью и адвокатурой должен ограничиваться выполнением адвокатами, адвокатскими образованиями и органами адвокатского самоуправления возложенных на них законодательством обязанностей в сфере соблюдения ограничений на совмещение адвокатской деятельности с иной, в том числе коммерческой, деятельностью, за  представлением отчётности; а также путем участияпредставителя органа юстиции в формируемых в адвокатских палатах квалификационных комиссиях при приеме в адвокатуру и рассмотрении жалоб на адвокатов.

- со статусом адвокатуры не согласуется расширение  по отношению к ней контрольно-надзорных функций Министерства юстиции РФ и его управлений в субъектах федерации и, в частности, возложение на эти органы исполнительной власти надзора за адвокатской деятельностью и ее результатами.

Д) На государстве лежит обязанность по надлежащей и своевременной оплате работы адвокатов по назначению, которая составляет до 80% всех случаев участия адвоката-защитника по уголовным делам, а также субсидирование бесплатной юридической помощи, оказываемой адвокатами в определяемых законом случаях. Учитывая, что установленные низкие ставки оплаты этой работы явно не соответствуют  ни социально-экономическим реалиям, ни ее объёму и сложности, а также в целях стимулирования ее качества нельзя не признать настоятельной задачей  подготовку и внесение в установленном порядке предложения о незамедлительном повышении оплаты труда адвокатов по назначению и погашении имеющейся значительной задолженности федерального и региональных бюджетов по таким выплатам.

При этом целесообразно предложить Минюсту России с участием Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации рассмотреть вопрос об альтернативах действующему механизму осуществления такой оплаты, осуществляемой через бюджетные перечисления органам расследования и судам. Эти альтернативы должны, во всяком случае, обеспечивать защищённый (гарантированный) и строго целевой характер государственных расходов на оплату труда адвокатов.

В логике действующего правового регулирования  финансовые основы выполнения адвокатурой публичных функций по оказанию правовой помощи - по аналогии с бюджетным финансированием судебной системы и бесплатной юридической помощи - должны устанавливаться федеральным законом о финансировании деятельности адвокатуры в сфере оказания субсидируемой юридической помощи в уголовных, административных и гражданских делах и принимаемыми в соответствии с ним законами субъектов федерации (а не подзаконными нормативными актами), что соответствует независимости и самостоятельности  адвокатуры.

Е) Согласно действующему Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» к получающему адвокатский статус юристу предъявляются высокие требования как при принятии в адвокатуру, так и при осуществлении адвокатской деятельности. Адвокат обязан блюсти не только требования закона и интересы своего доверителя, но и  кодекс адвокатскойэтики, подчиняться решениям органов адвокатского самоуправления.

Адвокаты обязаны оказывать бесплатную помощь по гражданским делам и вести защиту в уголовных делах по назначению. Статус адвоката связан со многими запретами и несовместимыми с адвокатской деятельностью функциями. Для адвоката исключается коммерческая деятельность, он не вправе оказывать юридическую помощь от имени юридического лица, вступать в трудовые отношения в качестве работника, не вправе применять упрощенную систему налогообложения, нередко не может отнести свои, связанные с профессиональной деятельностью расходы к профессиональным налоговым вычетам. Вероятно, некоторые из таких запретов могут быть пересмотрены – исходя, в том числе, из существующего в большинстве случаев довольно невысокого уровня социально-экономической обеспеченности адвокатской работы.

Адвокаты оплачивают по рыночным ценам аренду используемых ими для профессиональной деятельности помещений и коммунальные услуги. Размер выплат адвокату за участие в уголовном судопроизводстве по назначению в среднем за месяц составляет 6-8 тыс. рублей, что не стимулирует адвокатов на повышение качества оказываемой гражданам юридической помощи. Но при таком низком - особенно в условиях инфляционного снижения реальных доходов - уровне оплаты за ведение дел по назначению, она является для многих адвокатов единственным источником заработка, так как другие платные виды юридической помощи оказываются не востребованными, что связанно с обусловленным макроэкономическими факторами ухудшением материального положения граждан, недостаточностью бюджетного финансирования на социальное обеспечение малоимущих, а также вынужденной ориентацией разных участников правоотношений (граждан, индивидуального и крупного предпринимательства) на несудебные, коррупционные схемы неправового решения спорных вопросов.

Спрос на услуги адвоката даже в крупных городах, где на 10 тыс. населения приходится всего 3-4 адвоката[2], снижается. В 1647 судебных районах в 82 субъектах Российской Федерации число адвокатов в расчете на одного федерального судью составляет менее двух, а в 27 субъектах Российской Федерации имеются судебные районы, где адвокатов нет. Однако, и в текущем году относительное число адвокатов в сравнении с численностью населения продолжало снижаться.

 

На таком фоне перспектива увеличения адвокатского корпуса должна стимулироваться государством: выполнение им своих конституционных обязательств по обеспечению права каждого на квалифицированную юридическую помощь, в том числе оказываемую адвокатами бесплатно для гражданина, невозможно без государственной поддержки адвокатуры. Тем более, что юридические фирмы вообще не решают задачу оказания юридической помощи по назначению и «праву бедности».

 Наряду с другими названными мерами по стимулированию развития сферы оказания юридической помощи, необходимо также принять решения на федеральном уровне и в субъектах федерации о предоставлении  адвокатским образованиям льготных условий аренды помещений, в определенных случаях с правом их выкупа, об установлении льгот по оплате коммунальных услуг и других способах поддержки адвокатской деятельности.

Ж) Выполнению делегированной адвокатуре государством конституционной обязанности по оказанию гражданам квалифицированной правовой помощи недопустимым образом препятствуют нарушения профессиональных и социальных прав адвокатов государственными органами. По данным Федеральной палаты адвокатов распространённость таких нарушений растет, особенно в крупных регионах (г. Москва, Московская, Волгоградская, Свердловская, Тюменская, Ростовская области и др.), наиболее существенно влияющих на формирование правоприменительной практики и правовой климат в стране. Деятельность адвокатов фактически парализуется такими нарушениями их профессиональных прав, как посягательства на адвокатскую тайну, вызовы адвокатов на допрос по делам их доверителей, обыски в помещениях, занимаемых адвокатами, различные способы воспрепятствования участию адвоката в деле, преследование адвоката (в том числе под предлогом разглашения тайны следствия, обвинений в ложном доносе или клевете) за активную позицию, как процессуальную, так и публичную, занимаемую при осуществлении профессиональных функций, и т.п.

В связи с этим представляется актуальным обратить внимание Генеральной прокуратуры Российской Федерации, руководства Следственного комитета Российской Федерации, МВД и ФСБ на факты подобных нарушений в деятельности, соответственно, поднадзорных и подконтрольных им органов, осуществляющих расследование и оперативно-розыскные мероприятия.

Необходима также безотлагательная подготовка предложений об установлении ответственности, включая уголовную, за вмешательство в профессиональную деятельность адвоката и воспрепятствование ей. При этом использование должностным лицом своего служебного положения в целях такого вмешательства (воспрепятствования) должно влечь повышенную ответственность.

З) Исходя из того, что участие адвоката во всех видах судопроизводства служит осуществлению конституционного права на справедливое правосудие на началах состязательности и равенства всех перед законом и судом, представляется необходимым внесение изменений и дополнений в процессуальное законодательство в целях усиления гарантий состязательности – в том числе, в контексте идей внедрения института следственных судей, адвокатского расследования, повышения статуса адвокатского запроса, адвокатской монополии на представительство в судопроизводстве. В связи с этим важно тщательное рассмотрение Министерством юстиции Российской Федерации - в рамках задач по повышению эффективности деятельности адвокатуры - инициатив адвокатского и правозащитного сообщества, направленных на устранение незаконного противодействия профессиональной деятельности адвокатов, для их внесения в установленном порядке.

И) В интересах более полной реализации социально-значимого профессионального потенциала адвокатуры как института гражданского общества в целях повышения эффективности всех форм профессиональной юридической деятельности по защите прав и свобод граждан заслуживает поддержки привлечение адвокатов к участию в общественных, наблюдательных, научно-консультативных, экспертных и иных коллегиальных совещательных структурах при федеральных и региональных органах юстиции, других профессиональных юридических ассоциациях, а также при таких органах судейского самоуправления как советы судей и квалификационные коллегии судей.

 

Названные меры требуют безотлагательнойразработки и внесения  в законодательное регулирование соответствующих изменений, что содержательно должно предусматриваться сейчас при подготовке Государственной программы «Юстиция» и актуальных планов ее реализации. Однако - несмотря на заявляемые в проекте программы цели реформирования сферы профессиональной юридической помощи - планы разработки и внесения соответствующих дополнений и изменений в действующее законодательство[3] откладываются на длительные сроки (до 2017-2020 гг.), что по существу останавливает этот процесс.

 

Настоящие Рекомендации приняты Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования «  » августа 2015 года.

 

 

Председатель Совета                                                 



[1]
Новая адвокатская газета.

[2]Адвокатское сообщество России. Доклад ИАПР НИУ ВШЭ и ИПП ЕУ СПб. Авторы А. Казун, Е. Ходжаева, А. Яковлев. М., март 2015.

[3] См.: Распоряжение Правительства РФ от 18.06.2015 N 1136-р
«О внесении изменений в план реализации в 2014 году и в плановый период 2015 - 2016 годов государственной программы Российской Федерации "Юстиция", утв. распоряжением Правительства РФ от 02.07.2014 N 1197-р.