Подана Жалоба в ЕСПЧ об оспаривании Кодекса профессиональной этики адвоката



Беспорядочное, произвольное, выходящее за рамки установленные законодателем, внесение поправок в КПЭА сделало его крайне противоречивым актом. Нормы КПЭА не соответствуют принципу правовой определенности, допускают возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения что ведет к произволу, коррупции и политическому давлению. Позволяет привлекать к ответственности адвокатов за действия, не связанные с профессиональными обязанностями.Адвокатура является институтом гражданского общества (ст 3. ч 1. ФЗ №63), адвокаты, помимо профессиональной деятельности, занимаются общественно-политической деятельностью, реализуя свое право на свободу слова, свободу совести и свободу выражения мнения. Политическая, предвыборная борьба всегда связана с жесткой критикой современной политики и власти, коррупционных разоблачений, приведением фактов неэффективности судебной власти и т.д. Реализуя свою общественно политическую роль как Председатель оппозиционной политической партии и Президент Союза Адвокатов именно за критику адвокатского руководства, использование неправовых методов против адвокатов, срощенность с правоохранительными и властными структурами, несменяемость в руководстве адвокатским сообществом, заявитель был лишен статуса адвоката Советом, руководит которым региональный лидер политической партии власти Единая Россия, он же Президент адвокатской палаты. Выходя за рамки закона Руководство адвокатуры России подавляют критику, политическую дискуссию и политическую конкуренцию, лишая права на профессию. Положения  п. 2 ст. 10 Европейской Конвенции применимо не только к "информации" или "идеям", которые принимаются благосклонно или считаются неоскорбительными или не вызывают какой-либо реакции, но также к тем, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости или широты мировоззрения, без которых нет "демократического общества". Применения «непропорционально суровых» санкций «оказывает «замораживающий эффект» по отношению к исполнению адвокатами своего гражданского долга. Даже опасение санкций может иметь "отпугивающий эффект" при осуществлении права на свободу выражения убеждений и что этот эффект, "который работает в ущерб интересам общества в целом, также является фактором, который касается соразмерности, и оснований для санкций.." (См “Кудешкина против России”, 2009 ECtHR)

КПЭА по своей правовой природе относится к категории нормативно-правовых актов. Он, помимо прочего, содержит предписания, обязательные для исполнения третьими лицами (суды, правоохранительные органы, министерство юстиции, доверители), не являющимися адвокатами, в части выполнения обязательных условий, к примеру, для признания допустимыми жалоб, представлений, обращений и признания их поводами к возбуждению дисциплинарного производства. Кодекс подлежит обязательной регистрации в Минюсте и должен быть опубликован (ч. 3 ст. 15 Конституции РФ нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, должны быть официально опубликованы для всеобщего сведения). Но это не было сделано.

Решением Лефортовского районного суда от 30.12.2016 Трунов был восстановлен в статусе адвоката, решение Совета адвокатской палаты о прекращении в отношении заявителя статуса адвоката было признано незаконным. Лефортовским судом было установлено, что целью лишения Трунова адвокатского статуса было применение несоответствующих закону норм КПЭА, именно оказание на него давления в связи с его высказываниями, полностью соответствовавшими требованиям статьи 10 Европейской конвенции.

В связи с применением к заявителю норм Кодекса профессиональной этики адвоката, не соответствующих федеральному законодательству, и международным нормам Трунов 19.07.17 обратился в Пресненский районный суд города Москвы с исковым заявлением об оспаривании Кодекса Профессиональной этики адвоката. 28.08.2017 дело было передано в Хамовнический районный суд Москвы. Решением Хамовнического районного суда от 30.11.2017 года в удовлетворении исковых требований Заявителя о признании недействующим Кодекса профессиональной этики адвоката было отказано. Заявитель оспорил решение суда в апелляционную инстанцию Московского городского суда.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26.03.2018 решение суда оставлена без изменения, а апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения. 25.06.2018 Заявитель обратился в кассационную инстанцию Московского городского суда и просил отменить состоявшиеся судебные акты. 20.07.2018 Определением судьи Московского городского суда Тихенко Г.А. в передаче кассационной жалобы Заявителя было отказано. Заявитель использовал все эффективные средства правовой защиты в Российской Федерации.

Адвокат настаивает на нарушении судами: ст. 6 ч. 1 - Право на справедливое судебное разбирательство; ст. 8 ч. 2 - Право на уважение частной и семейной жизни; ст. 10 - Свобода выражения мнения. Европейской конвенции по правам человека.

Адвокат, д.ю.н., – Игорь ТРУНОВ