Медведев, Дума и адвокатские «игры престолов»



Автор — Дмитрий Гололобов, Вице-Президент Союза Адвокатов, российский адвокат и английский солиситор.

Есть только одна преисподняя, и мы в ней живем

Сейчас модно анализировать сложные политические события, используя логику и подходы, предложенные Джорджем Мартином в еще не оконченной «Игре престолов». А к российскому адвокатскому сообществу все это применимо даже больше, чем к Вестеросу, драконам и белым ходокам с Королем ночи. Дозор только начался и очень не скоро будет окончен!

Ибо ночь темна и полна ужасов

У нас были тупые короли, короли-злодеи, но чтобы тупые злодеи…

На прошедшей неделе Дмитрий Анатольевич Медведев встретился с представителями адвокатуры, внимательно выслушал их жалобы на жизнь, правительство, суды, нехватку финансирования и посоветовал держаться. Но денег, конечно, не обещал. Президент ФПА назвал встречу с председателем правительства “исторической” (непонятно, почему не “судьбоносной”).

Уважаемые коллеги уже очень много написали об этой встрече, поэтому было бы непозволительно писать лишнее о ее подробностях. Но если опустить туманные обещания Медведева “скоро” вернуться к рассмотрению вопроса «регулирования рынка профессиональных юридических услуг» (а его обсуждают уже куда дольше, чем строят многострадальный космодром «Восточный), то  адвокатская элита попросила председателя правительства: а) обеспечить достойную оплату труда адвокатов, которые участвуют в гражданском судопроизводстве или административном по назначению суда; б) вернуться к вопросу о беспределе, связанном с адвокатскими удостоверениями (право на проход в СИЗО); в) рассмотреть возможность предоставления ФПА офисного помещения в центре Москвы на безвозмездной основе; г) дать адвокатам право пользоваться теми же налоговыми режимами, что и практикующим юристам без адвокатского статуса; д) обеспечить, чтобы отдельным наградам ФПА придали статус ведомственных, дающих право на получение почетного звания «Ветеран труда» и определенных льгот. То есть говорили не о “качестве адвокатских услуг и не о кризисе в адвокатуре и путях его преодоления”, и даже не о самой “монополии”, а исключительно о примитивном “бабле”. Чем еще раз поставили на повестку дня вопрос: а о чем вообще «адвокатура»? О защите чести, достоинства, слабых, невиновных, оказании непонятных «непредпринимательских юридических услуг населению»?

Не надо совсем уж откровенно самим себе врать. Адвокатура – это все о деньгах, деньгах и еще раз о деньгах. Если руководство адвокатуры не говорит о деньгах, значит, оно говорит о больших деньгах, скрывая все это за красивой словесной мишурой. Медведеву осталось только определить, достойны ли пришедшие к нему адвокатские бонзы «прикармливания», способны ли они хотя бы как-то контролировать адвокатов (а при выведении желанной «монополии» — еще сотни тысяч принудительно приписанных к адвокатуре юристов) хотя бы в среднесрочной (до 2025 года) перспективе. И если нет — то хрен им награды, монополия и домик в центре Москвы на халяву. Слабые не могут руководить таким мощным ресурсом, как юристы, которых нельзя стегать только кнутом, но нужно весьма расчетливо показывать и вкусный пряник. А Дмитрию Анатольевичу, несомненно, докладывают, что под руководством «нынешнего клана» адвокатских бонз Великая стена, которая долго защищала адвокатуру от проблем реального юридического мира, активно разваливается.

Ланнистеры всегда платят свои долги

Надев на пса корону, на цепь его уже не посадишь

Относительное небольшой «котелок» оппозиционной адвокатуры последние пару лет кипит практически регулярно. Похоже, что и крышку скоро сорвет. По крайне мере, уже было несколько попыток поднять адвокатов на митинг, а там и до стихийных адвокатских выступлений недалеко.

Несколько групп активной адвокатской оппозиции в современном существовании адвокатуры (а жизнью это назвать весьма трудно) категорически не устраивает весьма много вещей: несменяемость адвокатского руководства, местечковый откровенный произвол и истребление инакомыслящих, непонятные и непрозрачные сделки с имуществом адвокатских палат. Более дотошные коллеги легко перечислят еще полдюжины причин для адвокатского беспокойства. О них писалось уже несколько сотен раз, но все попытки хотя бы как-то сдвинуть воз реальных адвокатских проблем, как на уровне центра, так и на уровне региональных палат, наталкиваются на глухую стену непонимания, отторжения, санкций, изгнания из профессии и обвинения в «работе на Госдеп».

Надо сказать, что бонзы ФПА тоже не ловят носом мух, а периодически переходят в контрнаступления, пытаясь выиграть очки для демонстрации своей «заботы о коллегах» широкой адвокатской общественности. Таким громадным плюсом ФПА совершенно необоснованно считает увеличение платы за ведение дел «по назначению». Рационально было бы переформулировать проблему: а почему столько лет была такая низкая оплата и кто виноват в том, что чуть-чуть не дошло до массовых забастовок? Одним словом, попытки общения озабоченной адвокатской общественности с адвокатской бюрократией пока напоминают общение Шуры Балаганова с Паниковским: демонстративное хватание за грудки с воплями «А ты кто такой?!». Крупнейшим достижением ФПА тут выглядит отзыв поздравления Гильдии российских адвокатов за «непозволительное поведение их руководителя — адвоката Мирзоева» (прямо как в детской песочнице: он наступил на мой куличик!). Таким образом, стороны адвокатского конфликта увлеклись переделом земель «адвокатского королевства» и борьбой разных претендентов на «Железный трон», упустив из внимания приближение зимы и белых ходоков реальных проблем.

Ничего ты не знаешь, Джон Сноу

Льва не должно интересовать мнение овец

Бодание теленка адвокатской оппозиции с дубом адвокатской бюрократии могло с более-менее переменным успехом продолжаться еще довольно долго, если бы не очередной проект об изменениях в закон об адвокатуре. Законопроект № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» носит гордое неформальное название «законопроект Клишаса». Впрочем, «законопроектом Клишаса» сейчас принято называть любой законопроект, содержащий какую-либо изощренную подлянку. Так вот, подпункт «б» пункта 4 статьи 1 законопроекта, который вопреки указаниям на его антиконституционность был буквально вчера принят во втором чтении Государственной думой, содержит в себе вызвавшую ужас во всем адвокатском сообществе поправку о запрете на судебное представительство тем, кто был лишен статуса «по неблаговидным причинам».

По сути, это является опосредованным извращенным введением «адвокатской монополии» в ее особо невыгодной для адвокатов форме. «Нелицензированные» юристы могу спокойно ходить в суды до того невообразимо далекого момента, когда будет введена нормальная монополия на профессиональное судебное представительство, а изгнанные адвокатской бюрократией из «адвокатского рая» неугодные будут лишены куска хлеба. «Допущенные к столу» адвокатской элиты «кролики», разумеется, заведут свою разбитую шарманку о том, что, дескать, «адвокатское сообщество справедливо и просто так никого не выгоняет».

И тут хотелось бы упомянуть просто наисвежайшее дело, когда адвоката одной из региональных палат лишили статуса за недоплату взносов в размере около четырех тысяч рублей, которые мало того что были уже уплачены на момент рассмотрения дисциплинарного дела, так вообще не были вовремя уплачены не по вине адвоката, а по вине его коллегии. Но адвокат оказался из «неудобных», что и решило его судьбу.

Очень хорошо сравнить, как подобное происходит в развитых юридических сообществах, где независимость дисциплинарного производства — не пустой звук. Недавно одного барристера, который обозвал какого-то «представителя общественности» в фейсбуке неприличными словами «сексуального и откровенно оскорбительного» значения (какими, увы, не пишут), лишили возможности практиковать на полгода. Что очень возмутило других барристеров, включая нескольких «королевских советников», которые откровенно написали, что подобное решение попахивает «беззаконием», потому что совсем недавно другого барристера, обозвавшего нехорошими словами аж трех «представителей общественности», но уже «вживую», лишили права практиковать всего на 28 дней. Все «взвешено» аж до десятой доли грамма! Любой же, кто поверит, что «лишение права представительства в судах» будет использовано «справедливо и непредвзято», не против «врагов адвокатского Железного трона», будет напоминать Неда Старка, который тоже верил в совесть и честь, пока ему не отрубили голову.

Хаос — это лестница

Незнание очень часто убивает

Не хотелось бы огорчать коллег, но, скорее всего, принятие совершенно идиотского закона «на запрет на профессию» сыграло бы для российской адвокатуры и всего российского юридического рынка самую положительную роль. Не сразу, но обязательно. Если смотреть на ситуацию не прямолинейно, а как Тирион Ланнистер.

Даже юристы, не читающие ни новостей в интернете, ни соцсетей, ясно понимают, что юридическое сообщество сильно «замшело» за последние четверть века. «Нелицензированные» юристы существовали совершенно самостоятельно, абсолютно не обращая никакого внимания ни на адвокатов, ни на какие-то мифические «этические нормы ведения юридического бизнеса». Когда-нибудь этот период обязательно назовут «периодом глубокого застоя в российском юридическом сообществе». Хотя вполне может быть, что и «золотым веком», поскольку никто не вмешивался в то, как ты «стрижешь» своих клиентов и ответственности не было ну вот совсем никакой (если, конечно, у клиентов родственники случайно не в СК или ФСБ). И любой юрист из страны с передовым регулированием юридической профессии позавидовал бы такой невиданной свободе юридической деятельности. Но, разумеется, тайно.

Сама же адвокатура находится в состоянии плохо скрываемого панического страха от того, что могут сделать с рядовым адвокатом (и уже не раз делали) адвокатские бонзы.  Одно движение руководящей руки — и 32 весьма приличных уважаемых адвоката за то, что соблюдали закон и Конституцию, оказались «нерукопожатными стукачами», подверженными различным санкциям. Одна часть (пока еще очень небольшая) поняла, что надо что-то делать — ну хотя бы просто громко кричать, когда в тебя пытаются засунуть «бутылку из-под шампанского» регламентации деятельности адвокатов в интересах адвокатской элиты. Подавляющее большинство надеется поступить «классически»: тихо пересидеть, немного попресмыкаться и в итоге договориться с местечковыми «баронами от адвокатуры». Небольшая прослойка «середнячков» потихоньку записалась в различные группы «противников бюрократического произвола в адвокатуре», но предпочитает не высовываться, надеясь своевременно примкнуть к победителям и получить немного «печенек». Ситуация удивительно напоминает Семь королевств после смерти Роберта Братеона, когда вдруг стало слишком много «королей», из которых ни один реально не правил.

Зима близко

Только признав, кто мы есть, мы получим, чего хотим

Чтобы ситуация с юристами, которые откровенно хотят отсидеться, и юристами, которые слабо «колеблются», переросла в настоящий системный кризис юридической профессии, необходимо накопить некое количество «обогащенного ядерного материала», который и будут представлять лица, изгнанные из адвокатской профессии, но не имеющие возможности кормиться на пока еще весьма широком поле «нелицензируемой» юриспруденции. И когда их количество достигнет трех-четырех сотен, они не только выйдут на несогласованный митинг на Манежную площадь, но и возьмут штурмом новое, выделенное Медведевым здание ФПА, после чего сожгут чучело Пилипенко (потом это станет ежегодным обрядом по аналогии с сожжением чучела Гая Фокса в годовщину «порохового заговора»).

Именно поэтому все общественные адвокатские организации от Пражского клуба (снова хотел написать «Парижского» — пора им двигаться вперед) и до Союза адвокатов должны поддержать внесение в закон об адвокатуре идиотского положения о «запрете на профессию по желанию адвокатского руководства». А от этого положения до глобальной перестройки адвокатуры будет совсем недалеко. Ведь когда пришли белые ходоки во главе с Пилипен… ой, Королём ночи, всем ничего другого не оставалось, как объединиться и выстоять, пусть даже и с драконами. Валар Моргулис!