Круглый стол на тему: «Совершенствование национальной системы принудительного исполнения судебных и иных юрисдикционных актов. Актуальные законодательные аспекты»



16 марта 2020 в Совете Федерации состоялся круглый стол на тему: «Совершенствование национальной системы принудительного исполнения судебных и иных юрисдикционных актов. Актуальные законодательные аспекты».

 

Посвящен он был не тому, как улучшить существующую систему, а законопроекту "О деятельности негосударственных судебных исполнителей по альтернативному принудительному исполнению в РФ".

Если проще, о частных судебных приставах.

Серьезный, программный документ, который призван изменить ситуацию в сложившейся системе исполнения судебных и иных актов, и помочь заинтересованным лицам добиться восстановления нарушенного права не только на бумаге.

Тем не менее, законопроект еще требует серьезной доработки.

 

Среди других уважаемых спикеров, на круглом столе выступила Первый вице-президент Союза адвокатов России, д.ю.н., профессор, Заслуженный адвокат – Людмила Áйвар.

По мнению спикера, если такое законопроект и надо принимать, хотя существующего законодательства вполне достаточно для исполнения судебных актов и иных решений, главное чтобы исполнители были исполнительные и активные, а не сонные и грустные от одного взгляда на свои столы и тоннами исполнительных производств, то только для того, чтобы дети, перед которыми должники задолжали более 150 млрд. руб., не оставались голодными и не влачили нищенское существование.

Тем не менее, Людмила Áйвар высказала отдельные критические замечания относительно представленного законопроекта.

 

Первое, о чем нужно подумать, так это, почему никак не улучшится работа службы судебных приставов в нашей стране.

В 2013 году Правительством РФ была утверждена государственная программа «Юстиция», в которой подпрограммой №4 «Повышение качества принудительного исполнения судебных актов…», на ее реализацию было выделено более 354 млрд. руб., которые необходимо было потратить на повышение качества принудительного исполнения судебных актов и актов других органов и должностных лиц.

Программа не была реализована в поставленные сроки и ее продлили до 31 декабря 2026 года, при этом увеличили объем бюджетного финансирования до 705.617 миллионов рублей.

 

Итак, о законопроекте.

*Законопроект не привносит ничего нового, что бы могло повысить эффективность исполнения судебных и иных актов и увеличить собираемость долгов, в том числе и возможность мирного урегулирования вопроса на стадии исполнения, когда исполнительный документ уже находится в производстве судебного пристава-исполнителя. Не решен также вопрос со сводными исполнительными производствами.

 

*Процент за работу негосударственного (частного) судебного исполнителя (Далее – ЧСИ) не фиксируется в законопроекте и может варьироваться в зависимости от назначенного частным исполнителем.

Если брать казахский опыт, то там он по официальным данным достигает до 30%, а в ряде случаев и больше, в то время как, на основании действующего законодательства он составляет 7%, а в случае добровольного исполнения в установленный приставом срок, процент вообще не платится.

 

*Кстати, казахский опыт не является показательным, поскольку многочисленные правозащитные сообщества обвиняют частных судебных исполнителей и рейдерстве в «компании» с организованной преступностью.

И, да, хочу напомнить, что организованная преступность получила доступ к оружию через Закон «О частных охранных предприятиях».

 

*Законопроект предусматривает страхование ответственности ЧСИ. Что это значит?

Это значит, что в случае причинения вреда при исполнении ЧСИ судебного решения или иного акта, исполнитель должен будет нести ответственность перед лицом, которому причинен вред. Например, речь идет о свечном заводике стоимостью 5 млн. руб., а страхование ответственности на 100 тыс. руб. И где тут соразмерность ответственности? Остальная ответственность ложиться лично на частного (негосударственного) судебного исполнителя. А у него нет никакого имущества, никаких сбережений, гол, как сокол. Все оформлено на третьих лиц. Как быть в такой ситуации, наше законодательства ответа не дает.

 

Нет механизмов признания фактическим владельцев имущества, оформленного на маму, папу, бабулю или друга, то лицо, за деньги которого оно приобреталось и которое является его фактическим владельцем.

Это только с государственными чиновниками все просто и понятно. Есть закон «О государственной гражданской службе» и есть «О противодействии коррупции». Несмотря на то, что имущество оформлено на совершенно посторонних лиц, его легко признают принадлежащим проворовавшемуся коррупционеру (таковыми их считает прокуратура), нажитым незаконно и обращают в доход государства.

Почему, например, при взыскании долгов, алиментов, штрафов, кредитов, при разделе имущества, суд не проверяет имущественного положения аффилированных лиц и не выясняет на какие доходы оно приобретено, в то время, как вторая сторона утверждает и приводит сведения на какие именно средства это все нажито.

 

*Ответственность частного судебного исполнителя затронута вскользь.

Если прав у него на четыре страницы, то ответственность прописана в законопроекте одним пунктом: «За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей негосударственный судебный исполнитель несет ответственность, предусмотренную настоящим законом и иными федеральными законами».

Возникает резонный вопрос, какими? Какими федеральными законами, если разработчики законопроекта не предложили пакетно к внесению изменений в КОаП, в УК РФ и в другие законы, которые регламентируют ответственность?

Что же касается ответственность государственных судебных исполнителей, тут ответственность за их действия (бездействия) несет казна, которая заинтересована, и в качественном исполнении актов взыскания, в том числе в доход государства, и в качественной работе исполнителей (идеализирую, но это все лучше, чем частные судебные исполнители, хотя мне больше хотелось бы чтобы они были честные).

 

*И самое «вкусное», это возможность ЧСИ получить информацию, содержащую охраняемую законом тайну. Это, и банковская, и коммерческая, и тайна личной жизни…

Без какого-либо судебного решения (давайте вспомним, что даже Следственный комитет РФ не может себе такого позволить) ЧСИ может запросить банки о счетах, вкладах и другой информации, не говоря уже о сведениях об имуществе, налоговых данных и так далее.

Не исключены злоупотребления. Ответственности нет, права и возможности есть. Вот вам совершенно 100% коррупциогенный законопроект.