Костанов - законопроект Клишаса



Юрий Костанов - Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

 

      Уважаемый господин председатель! Уважаемые коллеги!

Внесенный членом Совета Федерации А.А. Клишасом и группой депутатов Государственной Думы законопроект № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», стремительно пройдя третье чтение в Госдуме, почти мгновенно получила одобрение Совета Федерации. Осталась только одна ступенька, отделяющая этот законопроект от превращения в закон - согласие Президента.

Наряду с несколькими предлагаемыми новациями (запрет на объединение в одном лице должностей члена Совета палаты и члена квалификационной комиссии той же адвокатской палаты, возложение на Советы палат (включая Совет ФПА) обязанности регулярно публиковать в информационно-коммуникационной сети Интернет сведений о финансовой деятельности палат и информации о принимаемых Советами Решениях и т.п.) в законопроект включены также и предложения о внесении в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» некоторые сомнительные и даже неприемлемые положения.

К таким сомнительным либо неприемлемым предложениям относятся следующие.

1. В законопроекте предлагается присваивать статус адвоката лицам, имеющим ученую степень кандидата либо доктора юридических наук и имеющим звание «Заслуженный юрист Российской Федерации» решением квалификационной комиссии по предъявлению соответствующих документов без сдачи экзамена».

Предложения о присвоении статуса адвоката Заслуженным юристам, кандидатам и докторам юридических наук без квалификационного экзамена звучали еще в начале 2000-х годов при разработке федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Тогда это предложение было отвергнуто. Оснований принимать это положение сейчас не появилось.

Квалификационный экзамен изначально введён для проверки знаний лица, претендующего на получение статуса, по очень широкому кругу вопросов из разных отраслей права, для проверки способности соискателя правильно толковать законы, оценивать правоприменительную практику, ориентироваться в обстановке, участвовать в дискуссии по правовым вопросам и т.д.

Ученые юристы при обширных теоретических познаниях часто являются специалистами узкого профиля. То же относится и к заслуженным юристам. Отечественная судебная практика богата судебными ошибками (и продолжает богатеть) несмотря на значительно возросшее количество докторов наук и профессоров в судейском корпусе.

К тому же, разработчики законопроекта используют неудачную формулировку: «наличие ученой степени кандидата юридических наук или доктора наук и почетного звания «Заслуженный юрист Российской Федерации». Употребление соединительного союза «и» позволяет толковать эту формулировку таким образом, что предлагаемая норма предусматривает в качестве основания для освобождения от экзамена одновременное наличие и ученой степени и почетного звания.

Критерий оценки знаний соискателей при сдаче ими кандидатских экзаменов, как и оценки научного потенциала соискателей при защите кандидатских и докторских диссертаций, не позволяет выявить уровень готовности соискателя к сложностям адвокатской деятельности. Звание «Заслуженный юрист РФ» присваивается за личные заслуги перед обществом и государством. Должностные лица, представляющие кандидатуры для присвоения этого почетного звания и должностные лица, оформляющие необходимые для этого документы (включая проект Указа Президента РФ), вовсе не обязательно сами обладают достаточными познаниями для проверки познаний кандидата.

В обстановке не прекращающегося кризиса отечественного правосудия и оглушительной безграмотности и недобросовестности следователей и судей, не стесняющихся прямо в судебных заседаниях бросить адвокату упрек в том, что он затягивает процесс «со своей Конституцией», ослаблять контроль за уровнем профессиональной подготовки адвокатов недопустимо. Почетное звание «Заслуженный юрист РФ» присваивается Указом Президента РФ, как и наделение кандидата на должность судьи судейским статусом. Но это не повлекло освобождения заслуженных юристов, имеющих ученую степень, от сдачи квалификационного экзамена на должность судьи.

2. В законопроекте предлагается наряду с запретом повторно присваивать статус адвоката лицам, статус которых был прекращен решением совета адвокатской палаты за нарушение требований закона или Кодекса профессиональной этики адвоката, установить также и запрет участвовать в судебных заседаниях в качестве представителя , причём без ограничения срока.

Бессрочное (т.е. пожизненное) по существу ограничение конституционного  права на труд противоречит положениям статьи 55 Конституции Российской Федерации о недопустимости издания в Российской Федерации законов, умаляющих права человека и гражданина при отсутствии оснований, перечисленных в этой статье. Лишение права заниматься определённой  деятельностью, по своему содержанию, является нормой уголовного либо административного наказания, и применение такой меры включено в УК РФ и КоАП РФ, но ни в коем случае не в закон, предметом регулирования которого применение мер наказания не является. Нельзя не отметить также, что российскому праву известно только одно пожизненное наказание - пожизненное лишение свободы, назначаемое взамен смертной казни.

Включение норм о применении мер наказания в какие-либо нормативные акты, кроме УК и КоАП недопустимо не только потому, что такого рода меры могут применяться только в рамках предусмотренной для этого процедуры с соблюдением процессуальных гарантий уполномоченными на это органами государства, к которым советы адвокатских палат не относятся, но и потому, что таким образом органы адвокатской корпорации наделяются правом применения мер, принудительных по своему характеру, к людям уже членами этой корпорации не являющимся.  Кроме того, допуск тех или иных лиц к участию в судебных заседаниях в качестве представителей составляет прерогативу самих доверителей и суда, но никак не органов адвокатского сообщества.

Наконец, стоит задуматься и об опасности предполагаемой новеллы как инструмента для внутрикорпоративных читок и сведения личных счетов со своими оппонентами для недобросовестных членов из числа руководства органов самоуправления, от присутствия которых сообщество не застраховано.

Независимо от того кто является действительным автором предлагаемой явно неконституционной и противоречащей основам права нормы, в общественном мнении авторство будет приписываться ФПА и  адвокатскому сообществу в целом, чего необходимо избежать.

3. По действующему закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» состав совета адвокатской палаты региона должен обновляться на одну треть.

Порядок этой ротации таков: президент палаты представляет совету палаты списки адвокатов, подлежащих включению в состав совета, и членов совета, которые должны быть выведены из состава совета. После утверждения советом эти списки представляются собранию адвокатов (конференции) на утверждение. В случае отказа утвердить предложенные президентом списки процедура повторяется с самого начала.

Аналогичным образом производится ротация состава Совета ФПА.

В законопроекте предлагается наделить участников собрания (делегатов конференции) правом выдвигать дополнительно свои кандидатуры. При этом обновлённый таким образом список кандидатов снова докладывается президентом совету, после чего представляется для утверждения собранию (конференции). Вся процедура (включая повторное голосование) по мысли разработчиков законопроекта должна быть осуществлена в в тот же день.

Такой порядок проведения ротации противоречит провозглашенному в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» принципу демократизма, поскольку выдвижение кандидатов на выбытие из совета и на включение в совет непосредственно на собрании (конференции) является субсидиарным. Между тем, собрание адвокатов (конференция) как высший орган самоуправления палаты, не должен обладать меньшими правами по решению вопросов организации и деятельности палаты, чем отдельные ее органы.

Считается, что такой способ ротации состава совета способствует как обновлению состава, так и преемственности в его деятельности, а подбор кандидатур лично президентом палаты обеспечивает необходимую слаженность в работе. Однако при этом упускается из виду, что  такая ротация приводит к снижению уровня самокритики президентов и членов Совета, формированию состава совета не по деловым качествам кандидатов, а по личным пристрастиям. В ряде адвокатских палат должности членов совета и квалификационной комиссии занимают близкие родственники президентов (Санкт Петербург, Башкирия, НижнийНовгород, Краснодарский край и др.), характер и результаты финансово-хозяйственной деятельности совета не всегда доводятся до сведения членов палаты.

Фактическое отстранение адвокатской массы от формирования органов самоуправления является главной причиной крайне низкой активностиподавляющей части адвокатов в решении корпоративных проблем. На отчетно-выборные конференции самой большой в России адвокатской палаты – АП Москвы,- как правило не удается обеспечить достаточно представительное число делегатов. Из более 6 тысяч адвокатов, работающих в малочисленных (менее 20 человек) коллегий и бюро, а также в адвокатских кабинетах на собрания является менее 150 человек.

Люди «голосуют ногами». Явившись на конференцию и зарегистрировавшись многие делегаты уходят раньше окончания заседания. К концу заседания, когда подводятся итоги и наступает время голосования, в зале остается почти на треть меньше, чем было в начале, что ставит под угрозу легитимность выборов из-за возможного отсутствия кворума.

Предлагаемое в законопроекте изменение порядка выборов совета палаты и членов квалификационной комиссии на самом деле носит имитационный характер, ибо во всех случаях обеспечивает победу кандидатов, предложенных президентом палаты. Фактически выборы остаются безальтернативными.

4. Федеральная палата адвокатов является объединением адвокатских палат субъектов РФ. Индивидуального членства адвокатов в ФПА закон не предусматривает. Несмотря на это концептуальное положение, в законопроекте предлагается наделить ФПА дисциплинарными полномочиями по рассмотрению дисциплинарных производств по жалобам на действия (бездействие) адвокатов, являющихся должностными лицами органов самоуправления адвокатских палат субъектов РФ, а также правом рассматривать жалобы на решения советов адвокатских палат по дисциплинарным делам. Это предложение более чем сомнительно, поскольку органы управления (самоуправления) организаций, построенных на добровольном членстве, не могут быть наделены какими бы то ни было полномочиями по отношению к лицам, не состоящим в этих организациях.
 

Этот законопроект - шаг к превращению Совета ФПА в своего рода Министерство адвокатуры. Похоже адвокатуру пытаются оптимизировать, как уже оптимизировали здравоохранение и образование.  Оптимизацией адвокатуры будет почти завершена  оптимизация  правосудия.