Адвокаты в интернетах: эрекция на автомобиль, «ферзь» для коллеги и «писюля» председателя



«Адвокат без твиттера — как дерево без гусеницы»

Уже прошло довольно много времени с того судьбоносного момента, когда Федеральной палатой адвокатов был утвержден документ, вызвавший изначально «шок и трепет» в адвокатском сообществе, а именно — «Правила поведения адвокатов в сети «Интернет». Сначала многие осторожные адвокаты видели в этом некую изящную подлянку-ловушку, создаваемую исключительно с целью выживания из корпорации наиболее несогласных и голосистых, но потом убедились, что ФПА снова родила мышь. Причем практически сразу полудохлую. Хотя и эта мышь может при необходимости и очень четко отданной команде укусить. Если бы на моем месте был уважаемый адвокатским сообществом Верховный суд, то он бы выпустил некий «Обзор практики наказания за глумление над адвокатскими святынями в интернете». Но мы ограничимся обобщением всего нескольких наиболее известных случаев, когда адвокаты за высказывание в интернете привлекались к ответственности.

Philipenko v All, или Атака «писюлей»

Самое интересное дело — то, которого еще не было, а именно — «Дело председателя ФПА Юрия Пилипенко». Надо сказать, что он не стесняется в выражениях в социальных сетях, очевидно, напрочь позабыв о им же порожденном «порядке расправы с несогласными в интернете». В его постах легко можно обнаружить слова (сканы имеются у автора) «орк», «писюли», «мудацкий», «бл@дь», «хрен с горы» и так далее. Некоторые особо приближенные к ответственному телу люди утверждают, что у г-на председателя такое специфическое чувство юмора. А нам, рядовым адвокатам, остается уповать, что в случае какой-либо «мудацкой» разборки по поводу выступлений в интернете мы сумеем напомнить г-ну председателю его собственные цветистые высказывания и поинтересуемся вопросом равного отношения ко всем членам корпорации (вот тут убедительно попрошу не смеяться). Не нам, конечно, с г-ном Пилипенко «писюлями» мериться.

Поэтому «меряемся» друг с другом.

Trunov v Dobrovinsky, или Жесткая эрекция на автомобиль

Столкновения двух широко известных мэтров отечественной адвокатуры уже довольно давно развлекают широкую адвокатскую общественность. Буквально пару лет назад мсье Добровинский предпринял весьма нестандартный ход и в интересах своего клиента, известного «певца ртом» Киркорова, бывшего участником масштабного дела о нарушении авторских прав, подал заявление о возбуждении уголовного дела о вымогательстве в отношении адвоката Трунова и его клиента — французского композитора Маруани. Пострадавшая сторона отделалась парой часов задержания и легким испугом, но не спустила мсье с рук «сдачу коллег уголовке». Воодушевленный успехом, г-н Добровинский разошелся и прокомментировал деятельность своего процессуального противника нескольким СМИ. «Добровинский публично выступил перед несколькими средствами массовой информации, дав критические, негативные, неэтичные оценочные характеристики и отзывы о работе других адвокатов, умаляющие честь, достоинство и деловую репутацию, касающиеся личностей и профессиональных качеств своих процессуальных противников», — заявил обиженный г-н Трунов и направил жалобу в адвокатскую палату. Как ни пытался бравировать перед рассмотрением своего дела г-н Добровинский, заявляя, что «дело выеденного яйца не стоит» и что «Трунов написал очень смешной донос», Совет палаты признал ряд его публичных высказываний не соответствующими деловому стилю общения и неуважительными по отношению к коллегам. Пострадал г-н Добровинский за три выражения:

а) «профекаливают абсолютно все, за что берутся»;

б) «к нему, на мой взгляд, пришел господин Т., которому неймется после его последних нападок на господина К., и сказал: «Ну, давай еще потявкаем»;

в) за слова о наличии у адвоката Т. «эрекции на мою машину», а также сравнение адвоката Т. с одним из главных героев (женщиной) эротического фильма «Пятьдесят оттенков серого», в котором раскрываются гетеросексуальные садомазохистские взаимоотношения между половыми партнерами.

Хотя палата ограничилась в отношении адвоката Добровинского только замечанием, сигнал многими был понят правильно: если уж «самому» Добровинскому нехорошие слова в отношении коллег не сошли с рук, то нам, если будем сильно «борзеть», точно не сойдет. Впрочем, сам мсье Добровинский тоже попритих, очевидно, понимая, что в следующий раз он уже так дешево не отделается.

Rosbalt v Shatikhina, или Как гадят журналисты

Настоящее дело не выросло ни в какое дисциплинарное производство и не связано с какими-либо личными оскорблениями в социальных сетях. Основной небезынтересный нюанс дела заключается в том, что оно не касалось исключительно «террариума с адвокатами», а чуть было не началось по ходатайству средства массовой информации. Связано оно было с недавно прогремевшим делом Голунова.

Уважаемый адвокат, управляющий партнер юрфирмы CLC и доцент СПбУ Наталья Шатихина, по мнению издания «Росбалт», допустила несколько довольно неосторожных высказываний в своем Telegram-канале «Приговорчики в строю», где написала, что «Голунов так или иначе был вовлечен в распространение наркоты», предположив, что у расследователя «есть скелеты в шкафу», а также охарактеризовала действия адвоката Голунова Дмитрия Джулая: «Утираю подолом слезу. Он так пожизненное поднимет, боюсь».

В общем и в целом, несмотря на некоторое недовольное ворчание, позиция г-жи Шатихиной, как опытного и знающего профессионала, была понята адвокатским сообществом, в котором четко действует принцип «Что не дозволено быку, то дозволено Резнику». Даже адвокат самого Голунова не требовал каких-либо мер по отношению к автору несколько противоречивых высказываний. Но тут, как это часто бывает, в дело влезли журналисты. В АП СПб поступило обращение от издательства «Росбалт», в котором оно призывало Федеральную палату адвокатов и Адвокатскую палату Санкт-Петербурга проверить соблюдение управляющим партнером юрфирмы CLC адвокатом Натальей Шатихиной Кодекса профессиональной этики после ее высказываний в социальных сетях о деле против журналиста-расследователя Ивана Голунова. «Также адвокат допустила реплики про якобы гомосексуальную ориентацию Голунова — как в своем канале в Telegram, так и на странице в Facebook», — указывалось в обращении «Росбалта». А как известно, каждый достойный скандал в российском медиапространстве рано или поздно приходит к проблеме сексуальной ориентации.

Впрочем, учитывая образцовый академический и профессиональный послужной список г- жи Шатихиной, Адвокатская палата Санкт-Петербурга ограничилась просто некой «воспитательной беседой». Да и сама адвокат признала допущенные ею ошибки. Однако это дело свидетельствует о том, что СМИ уже хорошо разобрались, как можно подставить ножку практикующему адвокату. Не только от уважаемых коллег можно ждать неприятностей.

Художник, который может обидеть каждого

Пока неспешно писалась настоящая статья, в недрах адвокатского социально-медийного пространства вырос очередной нешуточный скандал, который условно, исключительно в целях охраны морального облика и нервов читателей, можно поименовать «Дело о ферзе».

Итак, некто из наиболее активно «колеблющихся вместе с основной партийной линией ФПА» и аж член Совета Адвокатской палаты Белгородской области Борис Золотухин нарисовал некую карикатуру, а вернее, мем на своего коллегу. Коллега был сфотографирован рядом с обычной презентационной доской, на которой что-то было нарисовано, и он на это как бы показывал указкой. В творческой редакции г-на Золотухина не любимый им коллега уже показывал указкой на мужской половой орган (некоторые коллеги аккуратно переименовали его в «ферзь»). Радости г-на Золотухина от собственной творческой удачи не было предела — естественно, ни о каких правилах поведения в интернете и ни о каких санкциях он и не задумывался. И действительно — чего ему, допущенному к власти в адвокатуре человеку, бояться.

Я не сомневаюсь, что многочисленные коллеги могут прислать мне еще несколько десятков менее известных примеров адвокатских «шалостей» и адвокатского «буйства» в интернете: от откровенной нецензурщины до бросания гуано в коллег и от обширных комментариев в чужих делах до практически ню-фотографий. Но они вряд ли повлияют на общие выводы. Итак, правила поведения адвокатов в интернете придумали, приняли и успешно забыли. Вернее, применяются они только в двух случаях: а) когда кто-то неугодный начальству пишет что-то неугодное начальству; б) когда есть конкретная жалоба на конкретные действия. На практике эти два случая очень часто сливаются в один (начальство всегда найдет того, кто охотно напишет жалобу). А так адвокаты, соблюдая весьма легкий политес, пишут кто и что хочет. Главное — не наступать на известные больные мозоли. А то, что интернет нельзя использовать без хлестких и «соленых» словечек, и само начальство уже поняло. Они ведь не «хрены какие с горы».

Автор — Дмитрий Гололобов, Вице-президент Союза Адвокатов, приглашенный профессор университета Вестминстер, российский адвокат и английский солиситор