Пишет член Союза Адвокатов России - Дмитрий Гололобов, московский адвокат.



Наверное, я вас сильно удивлю, если скажу, что мне откровенно плевать на мнение Генри Резника, как и на мнение любого иного адвокатского бонзы или «авторитетного» адвоката, если он не обоснует ничем свое мнение, а считает, что благодаря его «авторитету» ему просто должны верить «на слово». Верить «на слово» могут только католики Папе Римскому, да и то, когда он произносит заявления Ex Cathedra. В остальных случаях, Европейскому суду, Верховным судам Британии и США, любому наиавторитетнейшему судье или академику можно верить только тогда, когда его заявления надлежащим образом обоснованно и его аргументы можно проверить и, если необходимо, оспорить. 

Но вернемся к нашим адвокатским баранам, а, вернее, к вопросу: «А может ли адвокат подать заявление на своего коллегу вы полицию или иной уполномоченный государственный орган, если считает, что он совершил преступление?»

Следует иметь в виду, что еще до появления любых современных «писанных» правил поведения профессиональных юристов, аж в 1908 году American Bar Association былили приняты Canons of Professional Ethics (первый кодекс поведения адвокатов). Canon 29 был озаглавлен «Поддержание авторитета профессии» (сейчас некоторых очень сильно бомбанет). Ну так вот, в этом Canon было написано следующее: 

«Юристы должны раскрывать без какого-либо страха или предубеждения перед соответствующим трибуналом (органом) коррумпированное или бесчестное поведение своих коллег по профессии и должны без всякого сомнения принимать назначения в отношении своего коллеги по профессии, который бесчестен в отношении своего клиента». При этом, имеется известное прецедентное дело In re Himmel, 125 III. 2d 531, 533 N.E.2d 790 (1988), где юрист был наказан за несообщение о профессиональном нарушении коллеги. Потом это все «выродилось» в современное правило, содержащиеся в Model Rules of Professional Conduct, Rule 8.3: Reporting Professional Misconduct: «Юрист, который знает, что другой юрист совершил нарушение правил профессионального поведения, которое поднимает существенный вопрос о честности и доверии этому юристу и ли его возможности осуществлять профессиональную деятельность, должен немедленно проинформировать об этом профессиональный регулятор». Из всего этого следует, что, во-первых, юрист просто обязан информировать об известных ему нарушениях, имеющих место в «профессии» и, во-вторых, никакие профессиональные правила, кодексы и регуляторы не регулируют поведение юриста в сфере применения общих для всех норм поведения, включая сообщение о преступлениях в уполномоченные органы. . Юристы должно информировать о них полицию, как все остальные граждане. 

При этом, в США существует еще известное всем конкретное дисциплинарное правило Disciplinary Rule I-103(A), которое указывало: «Юрист, который обладает не защищенной профессиональной привилегией информацией, [касающейся преступлений и правонарушений] должен информировать об этом соответствующий трибунал или власти, которые обладают возможностями для проведения соответствующего расследования» , что прямо подтверждает вышеизложенное. Подробно подобные позиции «расшифровывались» уже в разъяснениях адвокатских органов отдельных штатов. Например, в New York State Bar Opinion было сказано: «Юрист всегда имеет право и возможность сообщить о наличии доказательств, которые подтверждают наличие незаконного или непрофессионального поведения другого юриста, если подобная информация не защищена профессиональной конфиденциальностью. Юристу нет необходимости иметь прямые доказательства наличия незаконного или непрофессионального поведения, наличие должного убеждения или просто подозрения достаточно для направления сообщения.» Что же касается британских юристов, то вопрос о том, что они имеют безусловное право сообщать о любом преступлении, полиции вообще не встает. SRA (профессиональны регулятор) занимается только профессиональными нарушениями, о которых юрист просто обязан сообщать под угрозой дисциплинарной ответственности. Согласно существующему правилу (Outcome 10.4) юридическая фирма должна «сообщит профессиональному регулятору о любом нарушении профессиональных правил, допущенных фирмой или юристом, авторизованных регулятором (SRA).» Сделать это можно в любое время и совершенно конфиденциально вот здесь: https://www.sra.org.uk/…/solic…/other-solicitor-results.page

Более того, Outcome 10.7 of the SRA Code of Conduct недвусмысленно говорит, что «никто не должен препятствовать в предоставлении информации о нарушении регулирующему органу или омбудсмену». При этом, в относительно недавнем решении Solicitors Regulation Authority v Sharma [2010] EWHC 2022 специально указывалось на особую опасность правонарушений солиситоров, связанных с нечестностью и обманом. Но это все касается сугубо «профессиональных нарушений», а свободное сообщение информации о преступлениях, в частности – в процессе работы, вообще гарантируется Public Interest Disclosure Act 1998 и ни какие профессиональные ассоциации не имеют тут право голоса вообще, поскольку вообще могут быть наказаны на «препятствование осуществлению правосудия» и «оказание давления на свидетелей.» Если же посмотреть на то, что писали международные объединения юристов, то следует отметить, что вопросы дисциплинарного производства и наказаний они вообще отдавали на «откуп» национальным объединениям юристам и национальным правилам профессионального поведения. Однако, Guide for Establishing and Maintaining Complaints and Discipline Procedures (IBA, 2007) «Руководство для организации и поддержания процедуры рассмотрения дисциплинарных жалоб» (Международная Ассоциация Юристов, 2007) прямо указывает, что в полномочия национальных ассоциаций входят исключительно «профессиональные нарушения», а про преступления нет ни слова. Причем любое лицо или организация может свободно жаловаться без оплаты расходов (параграф 4). Таким образом, с точки зрения законов и практики ведущих юрисдикций и международных адвокатских объединений, все что сейчас предпринимается ФПА с неким участием «болота» и соучастием руководства отдельных палат, а осеняется «высокоуважаемыми сединами» господина Резника, иначе чем «организованная травля» людей, которые прямо выполняют свои гражданские обязанности, называться просто не может. А за это потом будет не только стыдно, но и отвечать придется. Куда тут уж до «рукопожатности».